В начале 2019 года появилась забавная новость о том, как Робби Уильямс издевается над своим соседом, бывшим гитаристом Led Zeppelin Джимми Пейджем, включая на полную громкость треки Black Sabbath, Pink Floyd и Deep Purple.

Такая шутка напомнила об истории, когда в 1989 году панамский диктатор Мануэль Норьега, скрываясь от военных США, забаррикадировался в посольстве Ватикана. Чтобы его оттуда выманить, преследователи установили по периметру динамики и начали круглосуточно транслировать рок, например, тех же Led Zeppelin. Конечно, максимально громко. Через несколько дней диктатор сдался. Он-то предпочитал оперную музыку.

Кстати, американские военные оказались с юмором: ставили ему I Fought The Law группы The Clash, All I Want Is You в исполнении U2 и If I Had A Rocket Launcher Брюса Кокберна. Пишут, что вот это полный плейлист из той истории.

Но если продолжать углубляться в тему использования музыки в качестве оружия или средства пыток, будет уже, конечно, не до шуток.

Звук вообще может убить: громкость от 200 децибел вызывает разрыв легких и смерть. Где-то 160-180 децибел — лопнут барабанные перепонки. Немного поменьше — можно обойтись уже без серьезных травм, но дезориентация, шок, паника и ужас гарантированы.

Но не будем рассматривать акустическое оружие, которое для того и создано, а сосредоточимся на том, как произведениям музыкантов находят не самое очевидное и довольно пугающее применение. В общем, это подборка историй про боль, страдания, сумасшествие, жестокость, но все еще про музыку.

ШЕЙНЫЕ СКРИПКИ И ПРОЧИЕ УЖАСЫ ПРОШЛЫХ ВЕКОВ

У использования музыки во время конфликтов и в качестве орудия пыток — долгая и мрачная история, особенно это касается тоталитарных режимов XX века. Но подобное имело место и гораздо раньше.

К примеру, ацтеки изобрели специальный инструмент, «свисток смерти», который использовали для некоторых церемоний (как ритуалы жертвоприношений) и для отпугивания врагов. Выглядит он как череп и звучит действительно ужасно:

В средневековой Европе находчивые ребята тоже придумывали способы унизить или помучать человека при помощи музыки и без всех этих благ современной звукозаписи. Например, свидетельством таких мучений могут служить картины Питера Брейгеля Старшего и Яна Виерикса. В частности, изображения заключенных, сидящих за решеткой на специальных позорных столбах с музыкальными инструментами.

В исследовании, изучающем рисунки, объясняется, что это, скорее всего, скрипки или флейты, которые приковывались к шее железным кольцом. Узникам приходилось сидеть с ними в клетке или ходить по улицам.

Суть в том, что провинившиеся могли получать какие-то определенные приспособления в зависимости от правонарушения. Например, падшим женщинам вручались соломенные венки, напоминающие свадебные, а шулерам — цепи из больших кубов и игральных карт. Скрипки же доставались тем, чье преступление было как-то связано с разговорами, например, богохульникам или сплетникам. Таким образом свидетели наказания могли понимать, в чем вина заключенного, ну и как-то порицать или проклинать его, что ли.

Согласно другим источникам, скрипку или просто штуковину, по форме напоминавшую скрипку, прикрепляли к рукам и шее сварливых женщин. Но принцип понятен — это все история о стигматизации и публичном унижении.

Что-то подобное происходило и в Британской армии в XVIII-XIX веках — там музыку также использовали для усиления позора и страданий неугодных. Не зря выражение “to be drummed out of” означает быть изгнанным откуда-то с позором. Именно барабанщики сопровождали провинившихся солдат, над которыми сослуживцы могли измываться за минимальную оплошность. Самое известное произведение в этом контексте — The Rogue's March.

НАЦИСТСКИЕ КОНЦЛАГЕРЯ

XX век, подаривший нам столько цивилизационных благ, принес не меньше диких историй. Пытки в нацистских концлагерях — это вообще отдельная и очень страшная тема. Кажется, там применяли все, что только можно представить, да и что нельзя — тоже. В том числе и музыку. Речь как про пение по команде или принудительное участие в оркестрах, так и про необходимость слушать определенную музыку во время мучений. Все это использовалось для того, чтобы надавить на человека, унизить, сломить, лишить сна и покоя, практически свести с ума и утвердить свою абсолютную власть над его телом и разумом.

Вот, например, одна из множества задокументированных историй: «В середине очень холодной зимней ночи 1942 года два пьяных охранника СС в Заксенхаузене (лагерь на окраине Берлина) избивали заключенных возле их казарм. Охранник СС по имени Вильгельм Шуберт выбрал одного из заключенных и приставил пистолет к его груди. Он приказал ему спеть «Аве Мария». Шуберт был очень пьян, а заключенный не мог петь, потому что он был в ужасе. Другие заключенные подбадривали его, и он начал петь «Аве Марию» совершенно чисто. Слезы струились по его лицу». Стоит ли напоминать, что для самой известной версии «Аве Мария» музыку написал композитор Франц Шуберт, который вряд ли мог предположить, какое извращенное удовольствие она однажды будет приносить его однофамильцу.

Также есть много упоминаний о том, что принудительное пение использовалось для поддержания дисциплины во время марша заключенных или, все так же, для развлечения надзирателей.

Польский музыкант и бывший узник Заксенхаузена Александр Кулисевич в своих трудах использует термин «музыкальный садизм», описывая двойственную природу таких пыток. Во-первых, они приносили физический вред, буквально разрушая организм — начиная от голосовых связок и заканчивая всей нервной системой. Во-вторых, конечно, добивали психологически. Масла в огонь подливал изощренный выбор репертуара — часто это были веселые песни, смысл которых так болезненно конфликтовал с реальностью. Например, после трудового дня заключенные Освенцима возвращались в лагерь под жизнерадостную польку «Розамунда».

Кстати, есть же известная история про «Танго смерти» — мелодию, которую играли во время пыток и расстрелов в Яновском концлагере во Львове. Автор этого произведения неизвестен, а вот в числе вынужденных оркестрантов были профессор Львовской государственной консерватории Штрикс, дирижер оперы Мунд и другие музыканты. Всех участников впоследствии расстреляли, а в качестве страшной улики остался этот снимок.

МЕТОДЫ ГРЕЧЕСКОЙ И ЧИЛИЙСКОЙ ХУНТЫ

Во время режима Черных полковников, длившегося в Греции с 1967 по 1974 год, музыка и звук использовались во время допросов политзаключенных. Интервью с пострадавшими свидетельствуют о том, что методы, в общем-то, не особо отличались от нацистских. Здесь и унижение принудительным пением, и травматичное прослушивание музыки нон-стоп.

Режим чилийского диктатора Августо Пиночета также породил множество подобных историй. Среди используемых композиций была, например, My Sweet Lord Харрисона — а это, между прочим, саундтрек к «Заводному апельсину» Кубрика (только вспомните, как музыку использовали в этой истории — тоже своего рода пытка).

Также называли песни Иглесиаса (того, что постарше, конечно), а ещё одна из жертв режима вспоминает, как тюремщики пели ей поп-хиты Джиджи Аморосо каждый раз, когда вели на допрос, а потом включали его во время пыток.

Что интересно, другие заключенные рассказывали о том, как они сами слушали музыку по карманному радио, чтобы набраться мужества перед всем этим ужасом. И это, конечно, лишний раз напоминает, что музыка может быть как лекарством, так и ядом — в зависимости от применения.

ОСАДА СЕКТАНТОВ В ТЕХАСЕ

Музыка не всегда аккомпанировала физическим пыткам, а иногда становилась той невидимой рукой, которая помогала дотянуться до жертвы даже в убежище. И панамский диктатор был далеко не единственной мишенью.

Похожая история случилась в 1993 году в Техасе. Тогда осада ранчо, принадлежащего секте «Ветвь Давида», длилась 51 день. Началось все с того, что его жители были заподозрены в нарушении законов об оружии. После первой облавы и перестрелки они забаррикадировались в доме и держались там все это время до финального штурма. К сожалению, на этот раз всё закончилось не мирной сдачей, а пожаром, который унес десятки жизней.

Хоть и тщетно, но все время этой длительной осады из репродукторов на высокой громкости транслировали, например, песню “These Boots Are Made for Walkin'” в исполнении Нэнси Синатры, “Christmas Sing-Along” Митча Миллера, а также аудиозаписи кошачьего мяуканья, тибетские пения и звуки самолетов.

Кстати, Дэвид Кореш, лидер секты, сам оказался несостоявшимся музыкантом. Писали, что до отключения на ранчо электричества он тоже мучал федералов как раз собственными рок-хитами.

ПЫТКИ АМЕРИКАНСКИХ ВОЕННЫХ

Похоже, за последние десятилетия больше всех отметились в таких грязных историях американские военные. Например, на иракский город Фаллуджа в апреле 2004 года они, чтобы понервировать повстанцев, наступали под звуки Hell’s Bells AC/DC. Может, вдохновились сценой из «Апокалипсиса сегодня», в которой «Полет Валькирий» Вагнера звучал при захвате вьетнамской деревни.

Учитывая, что эта битва в первую очередь запомнилась применением военными белого фосфора, то музыка тут и близко не была самым страшным оружием. Но в целом в США её активно взяли на вооружение, особенно во время глобальной войны против терроризма, активизировавшейся после событий 11 сентября.

О пытках в американских секретных тюрьмах («Гуантанамо» на Кубе, «Абу-Грейб» в Ираке, «Баграм» в Афганистане и другие) рассказывали и писали очень много, в том числе и о применении музыки.

В них содержались подозреваемые в терроризме, и среди заключенных в основном были арабы, которые в принципе не привыкли к музыке Запада, а тут их заставляли слушать ее буквально сутками на полной громкости. Все это могло сопровождаться вспышками стробоскопа или наоборот происходить в полной темноте, что еще больше давило на психику.

«На протяжении 20 суток вы были вынуждены слушать громкую музыку, днем и ночью. Люди кричали и бились головами о стены, многие сходили с ума», — примерно такие истории рассказывают бывшие заключенные.

В репертуаре был не только тяжелый рок, но и песни, которые каким-то образом прославляют американские ценности, как, например, песни Бритни Спирс или хит Брюса Спрингстина "Born in the USA", или попросту деморализовали мусульман, как “March of the Pigs” Nine Inch Nails. Чаще всего вспоминают Metallica (особенно “Enter Sandman”), Eminem, Кристину Агилеру, Мэрилина Мэнсона, Queen (“We Are the Champions”, конечно).

В топе была и рок-баллада “Babylon" Дэвида Грея, которую использовали из-за библейских мотивов. Грею, понятно, вся эта история не нравилась: «Это ни что иное, как пытка. И неважно, о какой музыке речь — это может быть Чайковский или Динозавр Барни. Это действительно не имеет значения, когда она просто сводит тебя с ума».

А, например, участники группы Rage Against the Machine даже регулярно появлялись на сцене в оранжевых комбинезонах и с мешками на голове, чтобы привлечь внимание к проблеме секретных тюрем. Солист был сильно зол: «Тот факт, что наша музыка использовалась для такого, ужасен. Учитывая идеологию группы и наше отношение к правам человека, это вообще трудно вынести». Ряд других исполнителей, чьи песни фигурировали в показаниях заключенных, также выступали за прекращение такой практики. Хотя вот группу Metallica печальная известность их хита особо не возмутила: «Мы мучаем людей своей музыкой уже довольно давно. Намного дольше, чем ЦРУ».

А канадский юрист Говард Ноф вообще озаботился вопросом, должны ли музыканты получать роялти, если их произведение используют в качестве пытки, и не является ли это нарушением авторских прав? Ну, как-то всем не до этого было.

БУНТ В РОССИЙСКОЙ КОЛОНИИ

То, что истории американских тюрем предали такой огласке, не означает, конечно, что больше нигде такого мракобесия не происходит. Так, в 2012 году заключенные колонии №6 в российском городе Копейске устроили бунт, требуя прекратить пытки и поборы. Тогда правозащитным организациям удалось узнать некоторые подробности происходящего, в том числе и о пытках музыкой. Выяснилось, например, что в репертуаре тюремщиков были Бах, Rammstein и Борис Моисеев с его нетленной «Голубой луной», а также детские песни из мультфильмов.

Писали еще и о том, что для пытки в копейской колонии заключенным надевали на голову ведро с динамиками.

И все равно самое противное в этой истории то, что наказание понесли в основном взбунтовавшиеся заключенные, а не их мучители.

БОРЬБА С СОМАЛИЙСКИМИ ПИРАТАМИ

Хочется все же закончить чем-то не таким жутким, поэтому вот чудесный пример, когда музыка использовалась как оружие, но не для нападения, а для защиты.

Песни Бритни Спирс, в частности, Oops! I Did It Again и Baby One More Time, помогали запугивать сомалийских пиратов. Один из офицеров торгового флота, расположившегося у африканского побережья, так прокомментировал этот выбор: «Ее песни были выбраны службой безопасности корабля, которая решила, что пираты возненавидят их больше всего. Эти ребята не переносят ничего из западной культуры или музыки, так что песни Бритни — идеальный выбор». В общем, по той же причине эти же песни использовались и в упомянутых секретных тюрьмах США, но тут у пиратов хотя бы была возможность избежать пытки — не приближаться к кораблям.

Чтобы сильно не мешать экипажу, динамики направляли исключительно в сторону пиратских суден. Утверждали, что это работает: «Это настолько эффективно, что службе безопасности корабля редко приходится прибегать к стрельбе из огнестрельного оружия».

И в этом случае, конечно, “hit me baby one more time”.

katacult_media_banner_ostrov-6