Французский продюсер Сильвен Пеллетье стал выступать как диджей еще в середине 90-х, однако его псевдоним Zadig обрел известность уже в этом десятилетии. Сейчас он является одним из ведущих французских техно-артистов, чье выступление всегда имеет успех и привлекает поклонников настоящего техно. Перед выступлением Zadig на вечеринке закрытия сезона Rhythm Büro мы поподробнее узнали о старте карьеры француза, а также выведали интересные мысли о настоящем и будущем электронной музыки.

С чего началось твое увлечение электронной музыкой? Для тебя техно всегда было основным жанром или ты увлекался и другими стилями?

Впервые я услышал электронную музыку, когда был совсем маленьким. Моя мать была большой любительницей классики и джаза, но по странному стечению обстоятельств у нее была пластинка Tangerine Dream - Rubycon, и эта музыка звучала очень загадочно и футуристично. Помню, что слушал ее часами, пока читал научно-фантастические книжки. Запомнилось, что меня очень привлекала инструментальная музыка, более удобная для воображения. Несколько лет спустя моя сестра начала слушать нью-бит, эйсид и EBM, и я заинтересовался этими направлениями. Это был новый мир звуков и эмоций. Наконец, в начале 90-х мой друг дал мне несколько кассет с диджейскими миксами, и что-то щелкнуло у меня в голове. Я решил, что хочу делать то же самое, собрать несколько пластинок и сконструировать несколько историй. В тот момент я работал ночами в баре, так что я купил два проигрывателя Technics, микшер, несколько пластинок, и начал практиковаться в своей комнате по шесть часов в день.

Мне было очень интересно и я не ограничивался одним стилем, покупая все, что нравилось — техно, транс, хардкор, эйсид, хаус, брейкбит, джангл. Очевидно, что через какое-то время мой вкус стал более заточенным, но это произошло больше по экономическим причинам — невозможно было купить все. Так что я прошел через разные стадии, начиная с обилия эйсид и трансовых звуков, затем ненадолго хардкор, и потом вернулся в техно.

Лоран Гарнье пришел к выводу, что техно больше не является музыкой будущего, потому что оно стало гораздо менее футуристичным, чем лет 20 назад. Ощущаешь ли ты это, и что в таком случае стоит изменить?

Честно говоря, я не понимаю эту одержимость “музыкой будущего” или “новаторской музыкой”. Через некоторое время все виды музыки кодифицируются и классифицируются. По моему мнению, в тот момент, когда мы добавляем к слову “музыка” какое-то определение, это становится прошлым. Этот этап эксперимента более или менее завершен, все принципы, которые определяют жанр, уже перечислены коллективным бессознательным. В этом случае единственный способ проявить креативность — уничтожить эти принципы и экспериментировать. И, к счастью для нас, было всегда много экспериментальной музыки. А эксперименты — это будущее музыки, но мы не слышим их в клубах или на вечеринках, а в более специфических и приспособленных для этого местах.

Все музыкальные жанры имеют взлеты и падения, если говорить о креативности и инновациях. Здесь больше вопрос поколений и возраста публики. Конечно, техно какое-то время было очень выхолощено, и в определенный момент было сложно найти что-то действительно инновационное. Но я уверен, что за несколько лет новое поколение продюсеров принесет свое видение техно и преобразует принципы этой музыки. Во всем, что я слышал за десятилетия, за некоторыми исключениями, всегда ощущалось влияние того, что было раньше. Но некоторые артисты двигают рамки так далеко, что создают новый жанр или поджанр, но это очень редко и это и есть исключение.

Если кто-то собирается погрузиться в мир электронной музыки, какой совет ты ему можешь дать?

Сначала я задам ему вопрос — Что ты ищешь в мире электронной музыки?. Если это быстрый успех и большие деньги, то я попрошу меня не спрашивать. Если человек увлечен электронной культурой, то тогда мой совет — будь терпеливым, не пытайся идти кратчайшим путем, оттачивай свои навыки, себя, и если ты почувствуешь себя достаточно сильным, чтобы противостоять сильному прессу этой работы, тогда жги!

В одном из твоих интервью прочел, что Zadig расшифровывается как ’честный’, и это то качество, которое ты в себе развиваешь. Как успехи? И, кстати, насколько актуально это качество сегодня, если речь идет об электронной сцене в целом?

Успех —  очень субъективное понятие. Касательно честности, думаю, все успешно. Уже много лет я пытаюсь идти собственной дорогой, постоянно заботясь о качестве свой музыки и своего поведения. Я никогда не ищу лучшее предложение по финансам, меня больше заботит качество проекта и страсть вовлеченных в него людей. Я никогда не колебался, выбирая работу с более преданными и увлеченными людьми вместо лоснящихся клубов или беспринципных промоутеров, поэтому если вижу как одни и те же люди, клуб или команда приглашают меня на свои вечеринки в течение многих лет, для меня это и есть успех. Конечно, это моя точка зрения, и для некоторых деятелей сцены это может показаться пустой тратой времени, и давайте быть честными, тратой денег тоже.

Важно ли это? Если вы ищете успех, большие деньги и толпу фанатов, то очевидно нет. Но если вы разделяете какие-то художественные и этические ценности, то да, это важно.

Твое мнение о business techno?

Более или менее я ответил на этот вопрос выше. Но, чтобы быть более конкретным: я думаю, что есть много токсичных поступков, это даже имело место в прошлом. Сегодня это еще более опасно из-за огромной аудитории, которую электронная музыка сейчас имеет, а также из-за влияния соцсетей. Это привлекает многих людей, озабоченных тем, как много денег они сумеют заработать, а не качеством или смыслом того, что они делают. Такие артисты, как Джефф Миллз, Дими Ангелис, Эрик Клотье, Trippeo и многие другие, стали публиковать посты, пытаясь объяснить свое понимание и озабоченность долгосрочным здоровьем сцены. Факт состоит в том, что мы все озабочены этим делом: артисты, агентства, промоутеры, менеджеры и все, кто к этому имеет отношение. DVS1 организовал во время ADE встречи между промоутерами и аудиторией, чтобы поговорить об этом. Я думаю, что это начало. Я уверен, что некоторые персонажи даже не осознают, насколько токсична их деятельность, и просто поговорив с другими людьми на подобных встречах они поймут это.

Ты музыкант и диджей с большим стажем. Электронная музыка сейчас для тебя единственная страсть или есть еще другие вещи, которые остаются «за кадром»? Чем ты любишь заниматься, если не в студии и не на гастролях?

По поводу страсти, я бы хотел заняться многими вещами помимо электронной музыки, но она уже занимает большую часть моего времени. У меня также есть семейные дела, и не очень много времени, чтобы потратить его на что-то еще, кроме профессиональной и личной жизни. У меня получается немного отдохнуть с друзьями, с хорошей едой и вином. Как многие люди, я люблю кино и сериалы, но ничего экстравагантного. Музыка занимает самую большую часть моей мыслительной активности.

Ты будешь не в первый раз выступать на вечеринке Rhythm Büro, в том числе ты играл на самом первом их ивенте, а также скоро выпускаешь пластинку на их лейбле. Можешь сказать пару слов об этом релизе?

С самого начала у нас установился сильный коннект с Игорем Глушко. Мне нравится, как он работает и развивает свой проект. Он большой профессионал во всем, но при этом сохраняет страсть и увлеченность этой культурой, всегда ставя музыку во главу угла. Мы придерживаемся одинаковых взглядов на мировую музыкальную культуру, не только техно, а электронную музыку в целом. Поэтому когда мы обсуждали эту пластинку, было очевидно, что это не будет “техно-zadig” релиз. Я хотел предложить что-то более масштабное, с разными эмоциями и образами. Дело в том, что это будет первая моя пластинка за довольно продолжительное время и я действительно горжусь результатом. И Rhythm Büro для нее — идеальное место.

Что мотивирует тебя спустя более 25 лет на сцене двигаться вперед?

У меня все еще есть огромная страсть. По большей части очень радостная, иногда довольно болезненная, но я не променяю ее ни на что другое. Как и все, иногда за несколько часов до выступления я чувствую усталость и говорю себе: «Не хочу туда идти». Но на самой первой минуте выступления все это уходит, и я, как в первый раз, очень сосредоточен только на одной вещи —отыграть максимально хорошо.

Другой очень важный аспект такого долголетия — человеческий. Когда я еду играть в Южную Америку, в Tresor, например, на Rhythm Büro, я не еду играть в какой-то случайный клуб. Я знаю, что увижу там моих друзей, поделюсь чем-то с ними, и это очень важная часть моего душевного равновесия. А когда я не знаю клуб, то всегда надеюсь встретить кого-то для коннекта. Без этого все бессмысленно.