Кажется, я на втором курсе. Кажется, играю на басу в группе с бывшим одноклассником на барабанах и, кажется, ему нравится гитаристка. А у гитаристки педпрактика в каком-то текстильном училище, и «хорошо бы ребята, чтобы вы сделали какую-то лекцию для девушек о музыке». Конечно, тем более, что у нас как раз новое хобби — тратить все несуществующие деньги на покупку у спекулянтов джазовых пластинок. «Мелодия» — неплохо. «Московский клуб филофонистов» — супер. Лицензии «Амиги» — блеск. Штатовская фирма — запредел.

И что мы будем ставить девушкам в качестве примеров? Да все, начнем с регтайма и Porgy&Bess, прибавим Колтрейна и Долфи, ну и пусть не скучают — в конце будут антроповские Rolling Stones и канадская копия RunDMC.

«Ребята, ждем вас там-то тогда-то, с магнитофоном или что там у вас, и мне надо завучу озвучить название лекции».

И вот, заливаясь хохотом и конфискованным вином “Bonjoir”, мы пишем часовую программу действий на кассету. А в указанный час —открываем резную дверь в купеческого вида дом, и под прицельными взглядами встречающего нас педсостава мы, два нефора, идем в аудиторию на втором этаже.

Я как будто провалился в советский комсомольско-молодежный фильм: серые стены класса, герани на подоконниках, парта-доска, кажется, им наконец-то разрешили носить джинсы по пятницам. Не особо смущаясь, мы раскладываем образовательный инвентарь: магнитофон, обложки пластинок, даже бубен и маракасы.

Тема сегодняшней лекции — «Музыка черных варваров в нашей жизни» — в унисон, громогласно объявили мы, и пустились в шаманский танец по аудитории.Завуч на задней парте охнула. Но ритуал было не остановить.

Надо сказать, даже при тогдашней скудности образовательной базы мы подготовились сносно, наперебой рассказывали, как черных невольников жестокие рабовладельцы перевозили из Африки на американские плантации (одобрительный блеск очков завуча). Как из инструментального хлама, оставшегося от военных оркестров, собирались бэнды во Флориде. Орлеан, Чикаго, Нью-Йорк, и далее — мы катали всех на нашем огромном корабле желаний, с мечтой самим побывать когда-нибудь там, в те лихие годины. И, конечно же, наш неутешительный для белоснежной девичьей аудитории вывод был таков: музыкальная культура европеоидов в ХХ веке постыдно проиграла на своей же территории (неодобрительный блеск очков). Провожали нас со слезами радости все — и учителя, и слушательницы.

katacult_brave-factory2019_banner--1-