Диджей, радиоведущий, музыкальный обозреватель Влад Фисун сейчас состоит в жюри премии (A) Prize, которая выбирает лучший украинский альбом 2018 года. Прослушав 243 пластинки отечественных исполнителей, Влад решил поразмышлять о том, что же у них всех получилось, а в итоге, конечно, вышла колонка о сути премий вообще и о музыке в принципе, от которой, по его мнению, тоски не должно быть никогда.


На этом месте могла появиться колонка, которая как-то так получилась еще унылее, чем нынешняя дэнс-культура, плаксивее всех современных рок-н-роллеров и банальнее всех ходовых рифм во хип-хопе. Я написал ее на одном дыхании, а потом вдруг вдохнул еще раз и чуть не задохнулся от той духоты, которую сам и надышал.

Почему-то произошло так, а ведь я хотел о светлом. О том, что целых 243 альбома прислали на соискание премии (A) Prize, в жюри которого мне быть очень нравится.

Четыре года украинская музыка ходила ко мне в гости на шоу «Большой Фисун», и какую-то большую часть тех, кто поет и играет в этом списке, я знаю лично, а многих — давно и хорошо. С некоторыми мы выпиваем и не на работе, а некоторым по работе я даже какие-то советы осмеливался давать.

Тот самый 2.0 в украинской музыке, который мы наблюдаем эти 4 года, возможно, и породил интерес, из-за которого и существует «Радио Аристократы». Пользуется этим интересом и старается, чтобы интерес не угасал, а рос и развивался.

Хотя ведь никакой это не 2.0 — это, наверное, где-то седьмая или восьмая версия, может, и десятая. Да и какая разница. Многие нынешние артисты, уже грозящие мировому шоу-бизу, но пока, за малым исключением, ему все еще неизвестные, кажется, что будто готовы.

Может, это и был тот критерий, по которому я отбирал свой лонг-лист. Представлял кого-нибудь из своих иностранных друзей или коллег и делал ему сюрприз-открытие.

Да, хочется, чтобы наша нынешняя музыка удивляла. Удивляла свежим решением, легкостью идей и нешаблонной мелодичностью, чтобы аллюзии были неизбитыми, а в ноты попадали и инструментами, и голосами. И даже если какой-то результат пока еще «почти», он куда интереснее того, что катается по колее и вызывает ту самую тоску, которой от музыки никогда быть не должно, по моему субъективному мнению.

И поэтому некоторым, даже очень симпатичным мне людям, я обнулил результат. С некоторыми незнакомыми я поступил точно так же. Если бы у меня было право вето, я б его наложил еще на пяток альбомов, которые оказались на передовице. И фух, и хорошо, что ни у кого из нас этого права нет.

Как и многие другие ценности, ценность музыки — весьма спорное понятие, и именно потому премии, конкурсы, рейтинги, чарты для многих меломанов — штука презренная. А для музыкантов — да спросите любого, кто не добрался до света рампы, на торжество. Кого не зафоткали на брендволе со статуэткой и дипломом. Но, может, правило (A) Prize совсем не в том, чтобы искать ценную музыку, тем более, что и понятий нет, и шкалы. Между собой ни эксперты, ни жюри не то что не договариваются — из прений можно отдельные радиоспектакли составлять.

Пускай у тех артистов, кто имеет особенную музыкальную позицию, не слишком рассчитанную, но искреннюю, может, еще не идеально выработанную, но без подлизываний, конъюктуры, лебезения и цинизма, тоже будет шанс. Им необходимо знать о том, что есть те, кто их слушает и выслушивает, даже если эксперты в чем-то и несогласны с соискателями. И очень хорошо, что кроме нас, «шарящих», есть вы, слушатели, которые платят за концерты и за копии деньгами и временем. И которым раз в год приходит время заплатить за музыкальные старания своими голосами.

katacult_brave-factory2019_banner--1-