Стив Мари — французский диджей и продюсер, ответственный за деятельность молодого лейбла OPAQ, где он с друзьями издает очень самобытный музыкальный материал на грани техно, транса и рейва из 90-х. Помимо релизов на собственном импринте, Cтив поучаствовал на нескольких сплит-EP и отметился на таких лейблах, как Le Borgne, PHI, Opia. За свою недолгую карьеру он успел отыграть во всех знаковых точках ночного Парижа, от Le Tunnel до Rex Club, от Concrete до La Machine du Moulin Rouge. В эту субботу Стив впервые посетит Киев и отыграет на очередном эпизоде серии RFRSH. Накануне субботней вечеринки он ответил на несколько вопросов.


Если бы нужно было отправить краткое описание себя и своей музыки в энциклопедию электронной музыки, что бы ты написал?

Я был всегда увлечен музыкой, но страсть к винилу и созданию собственного материала зародилась в 15 лет. Восемь лет назад решил покинуть Корсику, где вырос, чтобы обосноваться в Париже и жить своей страстью. Меня окружали друзья Stephen и Charlou, с которыми мы не переставали идти дальше, в попытке удивить друг друга неотразимой пластинкой. Поэтому проделали длинный путь в широком диапазоне электронной музыки: в хаусе, техно, электро и всех их производных, возможных и мыслимых. Медленно дрейфовали в направлении транса, эйсида, хардкора, эмбиента, нью-бита, индастриала… Делали это наиболее экспериментально, но максимально повествовательно и с эмоциями.

Как началось твое взаимодействие с музыкой? Было ли это влияние семьи или твоё собственное решение?

У отца были все альбомы Pink Floyd, поэтому первые музыкальные пробы случились лет в 5 с легендарным "Atom Heart Mother". Он льется во всех направлениях и в эмоциональных красках. Именно в тот момент открылась дверь моего музыкального любопытства. Когда мне было 15, один друг, посещавший громкие вечеринки в Париже, приезжал на каникулы на Корсику и познакомил с минимал/дарк электро. Затем он рассказал о программном обеспечении Ableton... Так все и закрутилось. Начинал пробовать сам, пока не поставил продакшн на крепкие рельсы.

Помнишь свое первое выступление? Как и где это было? Какие эмоции переполняли в тот момент?

Когда мне было 17, я впервые выступил в местном клубе GP. На вечеринке было полна народу, пришло около 1000 человек. В тот момент ощутил безумное удовольствие, играя электро, которое никто из них прежде не слышал. Людям это нравилось, а вот боссу не очень…

Я был уверен в том, что хочу и дальше этим заниматься. Понял, что нужно покинуть Корсику для возможности по-настоящему выразить себя.

Что для тебя диджеинг? И какой совет ты бы дал тем, кто идет по этому пути?

Для меня диджеинг означает несколько вещей. Это чувство необходимости делиться музыкой. Далее, я бы сказал, что это восторг от распространения музыки на большой саундсистеме, от создания атмосферы и рассказа истории через сет. Но также понимание музыки, изучение её, достижение предела всех жанров без привязки к какому-нибудь одному из них. Кроме того, это не только о новых треках, но и о диггинге глубоко в историю электронной музыки. Всегда будет много крутых новых треков, но нельзя запирать себя в них. Признаюсь, я слаб в этом вопросе и склонен оставаться в 80-х, 90-х. Но не всегда. Продакшн после 2000-го года зачастую теряет цвет и спонтанность, явно присутствующие в старых треках. Люблю, когда ощущается домашняя студия с ее неотразимыми недостатками.

Собственный продакшн — логическое продолжением деятельности каждого диджея. Случилось ли это сразу или понадобилось время, чтобы начать?

Я работал в Ableton в течение долгого времени, а затем постепенно узнавал о «железе». Но не был полностью удовлетворен тем, что делал. Учился на практике, иногда даже испытывая отвращение, уходя из студии после 10-12 часов безрезультатной работы.

В 2014 году я, как unknown artist, начал выпускать хаус, тек-хаус, микро-хаус на маленьких лейблах. Внешние влияния, оказываемые на меня, менялись стремительно. То, что впоследствии сумел создать, больше не было на уровне материала, который я диггил и играл. В частности последние 2 года начал действительно баловать себя в студии, создавая больше транса и эйсида с Opaq.

В интернете не так много информации об Opaq Records. Максимум, что есть — описание 5 друзей из Корсики и год основания лейбла. Расскажи, пожалуйста, подробнее о том, как все началось и что сейчас происходит с Opaq?

Мы очень тесная и, скорее, сдержанная команда. Нам не интересно широкое общение и социальные сети. В конце концов, мы думаем, что выпуск релизов — лучшее взаимодействие со слушателем. Действительно, после выпуска первых пластинок мы увидели, что страны Восточной Европы стали более восприимчивы к нашей музыке, чем Париж и артисты, с которыми мы были в контакте. В 2014 году я познакомился с Quentin (Mare), Stephen и Charlou. С последним встретился в Париже, потому как он присутствовал на всех моих выступлениях. Charlou — своего рода первый поклонник и поддержка из Корсики. Играя вместе каждые выходные, мы сплотились и стали друзьями. Я дал послушать Квентину некоторые из своих работ или, скорее, незаконченных проектов. Далее мы завершили их вместе, что дало дополнительное измерение этим трекам «90-х». Мы оба поняли, что совместная энергия сделала большой вклад. Также осознали, что нужно создать собственный лейбл, поскольку предполагали, что никто не захочет выпускать наши треки. Они были слишком далеки от основного музыкального потока и от того, что продавали музыкальные магазины.

Quentin, Charlou, Stephen и Ziad — люди, с которыми мы создали Opaq. Совместно с Quentin работали над проектом, начатым Charlou. Он называется “Melaena”, и многие наши эмоции вшиты в этот трек. Со Stephen создали трек "Spaced", который в точности отражает нашу совместную работу — более техновую, но не впадающую в избыточное техно. "Spaced" завершил EP, результатом которого мы были очень довольны. Релиз получил большой успех, поэтому решили выпустить “002 (Transgression)” с каждым треком, немного личным, на грани между клубом и рейвом. “Transgression” EP — более сырой, чем первый. Было труднее закончить его, потому как каждый должен был связать его недостатки и положительные качества. Но спустя год мы были довольны релизом. По плану следующим будет EP от Charlou в самые ближайшие месяцы.

Как бы ты описал парижскую электронную сцену? Есть ли активное общение между ее участниками?

Парижская сцена обычно очень разделена между группами друзей. Это всегда примерно одинаковые хорошие или плохие диджеи. Всё чаще появляются не очень популярные артисты, получающие возможность выступать на крупных площадках, просто подружившись с организаторами и участвуя в парижских афтепати. С Opaq мы решили не идти таким путём и даже не попадать туда. Предпочли предложить другую музыку и играть там, где она действительно трогает людей. В конце концов, это делает каждое выступление волшебным. Искренне хочу, чтобы однажды у Opaq было больше места на парижской сцене. Мы здесь активны и нам есть во что вкладываться.

А как насчет мировой музыкальной индустрии? Что больше всего нравится в этом? И может есть что-то, что раздражает и даже кусает?

Это зависит от того, с какой точки зрения посмотреть на вопрос. Конечно, крупные медиаресурсы и приземленные клубы распространяют в этом смысле очень плохую музыкальную волну. Но, в конце концов, сейчас так много предложений между youtube, soundcloud и андеграундными вечеринками, учащающимися в больших городах Европы, что это позволяет всему миру слушать хорошую музыку.

Как думаешь, какой будет электронная музыка и индустрия в целом через 10 лет? Хотел бы ты, например, увидеть возвращение определенных забытых стилей? И если да, то каких?

На самом деле я много об этом не думаю… Просто представляю, что жанры будут развиваться с созданием определенных новых тонов, резонансов или с возвращением влияний былых лет. Суть музыки в том, что она циклична, и материал, который ее составляет — это не есть само звучание. Звучание определяет время. Трудно представить, как будет выглядеть индустрия через 10 лет, и особенно то, что подразумевается под индустрией… Но мне кажется, она будет эксплуатировать последние тенденции для того, чтобы сделать их известными широкой публике. Это всегда работает именно так.

Твой трек “Drunky” стал очень успешным на киевской андеграунд сцене и его можно услышать в нескольких клубах. Как появилось это название и занимает ли трек особое место в твоём творчестве

Этот трек родился солнечным днем ​​в моей студии. Мы выходили из суровой зимы, и я был немного взволнован после увольнения с места, где проработал 7 лет. Но музыка всегда помогала преодолевать испытания. После бутылки розового вина на солнце меня охватила очень приятная расслабленная энергия, и я реализовал эту смесь ощущений в первой версии данного трека, созданного за 30 минут. Но потребовалось много времени, чтобы понять, что у этого трека особая душа. Спустя несколько месяцев после создания Квентин играл этот трек. Он сказал, что в нём есть нечто большее. Изначально “Drunky” не должен был стать частью EP, но в самый последний момент мы решили, что его присутствие будет важным. Этот трек содержит частичку моей души и рассказывает о конкретном периоде жизни.

Каков твой основной источник вдохновения? Есть ли артисты, за которыми ты следишь?

Винил, найденный на Discogs — мое главное вдохновение. Удивляют звуки, текстуры, структура или история трека, независимо от времени или страны, в которой он был создан. Конечно, есть артисты, которые особенно вдохновляют, такие, как Lagowski, например. Они создают треки, которые могли бы появиться в 2059 году, но на самом деле, возникли в период  конца 80-х – начала 90-х. То же самое могу сказать и о его друге Dave Campbell. Совсем недавно появились начинающие артисты, которые выделяются, предлагая треки вне формата и давая место огромному пространству творчества. Например, лейбл Les Points, создающий материал, включающий весь спектр электронной музыки, с темпом, интенсивностью и атмосферой. Он пахнет оригинальностью, что раздвигает границы.

Также вдохновляюсь экспериментальной музыкой 60-80-х годов, такой как Mort Garson. Это очень малоизвестный канадский артист. Под несколькими псевдонимами выпустил такие альбомы, как "Grant Morros - Mysteries". Он стал одним из наиболее полных и необычных для моих ушей. Нравится советская экспериментальная музыка 60-х/80-х годов. Альбом Бориса Петрова «Память» — смесь психоделической электроники и классической музыки, очень вдохновляющей. Правда, это не имеет ничего общего с тем, что делаю я, но эта музыка сформировала и усовершенствовала мое ухо. Благодаря этому влиянию такая однотипная музыка, как микро-хаус или индастриал-техно без души обращает на себя минимум внимания. Даже если ритм хорош — этого мало. Я хочу слушать и играть треки с широкой идеей и темой, полной характера.

Если не музыка, то что может быть главным посвящением в твоей жизни? Есть ли какие-либо интересы или увлечения, кроме музыкального творчества?

Учитывая то, что приносит музыка эмоционально, не могу вообразить, что я мог бы посвятить себя чему-то другому. Я учился, а потом работал в ресторанах. Меня очень привлекают вина и кухня, которая тоже может быть искусством. Мы никогда не изобретали новых ингредиентов, но кулинария всегда эволюционирует просто за счет их смешения. Это заставляет думать об электронной музыке, как о базовом техно, хаусе, электро, созданном в качестве первых ингредиентов. Мы можем смешивать их до бесконечности, отрезая по кусочку все эти жанры.

С кем бы ты никогда не стал играть b2b за деньги? Почему?

Со Skrilex, потому что он не подошёл бы мне… А если серьезно, я не великий поклонник b2b, за исключением членов команды Opaq, с которыми мы хорошо ладим за вертушками. Или некоторых артистов, как Walid или Nicola Kazimir, с которыми мне бы очень хотелось играть.

katacult_brave-factory2019_banner--1-