Станислав Севостьянихин — российский музыкант, диджей и владелец лейбла Opposide, выступающий под псевдонимами Dissident и Kontext. Проживая в Санкт-Петербурге, он проводит большую часть своего времени, нарезая биты, синтезируя звуки и формируя тенденции в современной музыкальной культуре. Широкий спектр его влияний сформировал его разнообразный и инновационный стиль, хотя в основном он и ориентирован на драм-н-бэйс, Стас никогда не ограничивал свою музыку одним стилем или жанром.

Карьера Стаса началась еще в конце 90-х, когда он выступал в составе драм-н-бэйс-команды Dissonance. В 2001 году он покинул проект и продолжил продюсировать соло под моникером Dissident, оттачивая и полируя свое звучание до тех пор, пока его совместный с Paul B трек "Technecium" не попал на пластинку уважаемого британского лейбла Renegade Hardware в 2002 году. Сегодня Dissident считается ветераном русской драм-н-бэйс-сцены, а его дискография насчитывает больше двух десятков релизов на таких лейблах, как Offshore, Hospital, Subtle Audio, KOS.MOS, Microfunk, Subvert Central, Counter Intelligence, Subtle Audio, Pinecone Moonshine и многих других. В качестве Kontext он пишет музыку без привязки к жанру, экспериментируя с техно, бэйс-музыкой, IDM.

В эту пятницу Стас возвращается в Киев и выступит на 25-м шоукейсе High-Jack Records, резидентом которого он является. Пред вечеринкой команда лейбла подготовила небольшое интервью с питерским ветераном, расспросив о текущем состоянии его проектов, делах студийных и работе каскадером.

В предвкушении твоего приезда в Киев хочется задать пару вопросов. Dissident и Kontext — два твоих абсолютно разных альтер эго. Кто же они?

Они не абсолютно разные, просто вращаются с различной скоростью и в разных орбитах. Диссидент для 150-175 Bpm, а Контекст — от ∞ до ∞ +.

Почему пропал Контекст? Ты решил вернуться к истокам или просто нет времени?

Времени и правда на всю музыку не хватает, учитывая появившуюся занятость в дуэте “БИТЫЙ СЕКТОР”. А вообще продукт не пропал, а переживает выдержку, как вино. Выпустив альбом “Dispersal”, я, кажется, сказал новое слово в бэйс-музыке, но его плохо расслышали. С тех пор Контекст-музыкант пребывает в поисках чего-то такого заковыристого, чтобы удивить прежде всего самого себя, периодически мастеря ремиксы и уступая кресло Диссиденту с его ускоренным ритмобиением. А Контекст-диджей живет и здравствует на танцполах планеты.

Ты писал о том, что все сложнее чем-то вдохновиться. Нашел ли ты решение этого вопроса?

Я писал не о вдохновении, а о смещении точки сборки. У многих с возрастом происходит некая коррозия, и всё сложнее становится внутренне трансформироваться, особенно при помощи нового искусства. В этой ситуации просто возвращаешься к старому, переосмысливая его.

Услышим ли когда-нибудь лайв от тебя?

Я не представляю, как можно исполнить лайвом то свальное нагромождение паттернов из моего продакшна. И есть ли в этом смысл? Я всегда делал лайвы, приглашая исполнителей, чаще джазовых, играть поверх моих песен, которые я ставлю. Особенно хорошо заходят духовые — флейта, тромбон. Иногда получалось собрать целый оркестр, эдакую «антипоп-механику». Сейчас я реже практикую подобные балаганы, но возможно вернусь к этому.

Что интересного ты заметил на российской сцене в последнее время?

Ничего такого уникального и аутентично-российского, чтобы прям было интересно, я не заметил. Хочется процитировать группу Рубль:

"То спокойный, то я нервный

За окном век двадцать первый

Сколько в мозге говна понасовано

Ну, а так ничего нового".

Три фишки твоего продакшна, без которых твой саунд бы не состоялся.

Иммерсивная атмосфера, надломанные ударные, даб-корды.

Больше 10 лет назад ты запустил свой собственный лейбл Opposide, на нем вышло более двух десятков релизов. Какая была цель его создания? Изменилось ли что-то за эти годы?

Ничего особенно не изменилось. Как выпускали маргинальный, нестандартный, экспериментальный, авангардный, глубокий, разносторонний, шальной, стальной и разводной джангл, так и продолжаем.

В последний релиз твоего лейбла вошел твой 41 трек. Что сподвигло выпустить именно эту компиляцию?

Это всего лишь жажда мзды. Просто собрал изданные треки разных лет, которые лейблы не выставляли на Bandcamp.

Помимо своей музыкальной деятельности, ты профессиональный каскадер. Как давно ты этим занимаешься?

Мне трудно назвать себя профессионалом в чем-либо вообще. Мне и журналистом приходилось трудиться, и преподавателем, и обывателем. Это к тому, что в этой связи мне близок мультипотенциализм. Я и вид спорта любимый назвать не могу, играю во всё понемногу, а про музыкальные жанры вообще молчу.

В профессии каскадёра — я блатной персонаж. Мой отец старейший каскадёр всея Руси, а ныне постановщик трюков. С раннего детства я на съёмочных площадках ошиваюсь. Так с тех пор и выполняю какие-то не слишком сложные трюки: драки различные, падения, горения. Я не боюсь камеры, знаю киносъемочную кухню, но, как некоторые действительно крутые каскадеры, не могу свалится с крыши, на автомобиле или мотоцикле ничего сверхъестественного совершить не могу. Про лошадей вообще молчу.

Какой твой самый крутой трюк?

Однажды я играл фашиста, и меня взорвали. Я типа подорвался на мине. Даже ослеп на какое-то время.

И напоследок. Чего от тебя ждать гостям вечеринки 7го февраля в Ривер Порт?

Постараюсь, чтобы гости денсили, разотождествившись со временем, эго и пространством.