Если тысячи лет спустя внеземные цивилизации полюбопытствуют, как оттягивались в 1970-80-ых, им будет достаточно посмотреть Soul Train. Шоу, заявившее о себе как “The hippest trip in America”, держалось 35 сезонов на трех простых, но все же китах — музыке, танцах и стиле. Культовая по сей день передача вещала афроамериканскую культуру как в черные, так и белые дома по всей территории США, тем самым объединяя враждующую нацию. Но главным было то, что каждый эфир — это просто роскошные «60 минут нон-стоп по путям вашего сознания и будоражащего мира соула».

Соул-поезд катился по рельсам американской поп-культуры благодаря стараниям его амбициозного создателя Дона Корнелиуса, который вел и продюсировал передачу на протяжении 23 лет. В рамках своего шоу Дон ухитрялся соединять отвязные танцы, лучшую музыку, верх стиля, социально-политический месседж, поддержку чернокожих профессионалов телеиндустрии и молодежи, просто веселье и такие вечные фишки, как Soul Train Line. Сегодня внутри афроамериканского сообщества на каждом празднике, вечеринке, свадьбе или другом важном событии обязательно читают молитву и танцуют в линии Soul Train. Белые тоже это делают. Дон Корнелиус стал амбассадором соула, первым интеллигентным фанкмастером. По словам Ареты Франклин, его Soul Train был «не просто шоу — это было То Самое Шоу». И началось оно с революции.

ГИГАНТСКИЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ ПОД ПРИКРЫТИЕМ

В 1960-х годах афроамериканское население США притеснялось белыми настолько, что от Техаса до Флориды темнокожему человеку негде было сходить в туалет, кроме как дома или за кустом. Сегрегация проводила жирную границу между черным и белым везде — в общественных местах, транспорте, школах. На улицах белые зеваки часто наблюдали, как полиция заламывает руки черному за спиной и прижимает к земле, чтобы надеть наручники, втолкнуть в машину и отвезти его в участок. Потом те же зеваки шли домой и едва замечали там черную прислугу или няню, заботящуюся об их детях.

Сегрегация подогревала движение афроамериканцев за гражданские права, на острие которого был Мартин Лютер Кинг и такие его сподвижники, как преподобный Джесси Джексон. Они наведывались в Чикаго — город, в котором, казалось, царил расизм в самом крайнем его проявлении. Одним из репортеров, всегда сопровождавших представителей движения, был молодой Дон Корнелиус. Он вырос в южной части Чикаго — South Side, известный как самый неблагополучный, криминогенный, опасный район города, в основном населенный афроамериканцами. К 20 с лишним годам Корнелиус успел отслужить 18 месяцев в Корее морпехом США и полицейским в Чикаго, а также продавцом автомобилей и страховым агентом. Будучи отцом двоих детей с $400 на банковском счету, в 1966 году Дон рискнул бросить работу и пройти курс по подготовке специалистов в области медиавещания. Через три месяца он уже работал на чикагском радио WVON в качестве диктора новостей, а в 1967-ом — репортером местного телеканала WCIU.

Освещая события, связанные с гражданским движением, Корнелиус тяготился тем, в каком неприглядном свете представлялось афроамериканское население в медиа. Расизм покрывал жестокость белой полиции в новостях телевидения и печатной прессы, показывая молодых темнокожих вероломными бунтарями, способных лишь на воровство, насилие, наркоторговлю и проституцию. Черные актеры играли смехотворных персонажей, построенных на искаженных стереотипах, а блистательные музыканты едва протискивались в эфиры, заполненные белыми артистами.

Корнелиусом овладело жгучее желание открыть глаза американцев на подлинный облик темнокожей части нации и подчеркнуть откровенно положительные его черты. Тогда вся Америка на досуге смотрела 60-минутное шоу Дика Кларка American Bandstand, в котором музыканты выступали перед танцующей аудиторией в студии — почти все и всегда белые. Дон вознамерился сделать «цветной American Bandstand», руководство WCIU приняло эту идею и 17 августа 1970 года состоялась премьера Soul Train — первого шоу в истории американского телевидения, в котором выступали исключительно чернокожие музыканты и танцевали только чернокожие. А Дон Корнелиус стал одним из первых афроамериканцев, который создал, вел и продюсировал собственное ТВ-шоу.

Дон Корнелиус

Дебютный эфир сразу же сделал Soul Train абсолютным хитом: если у тебя была темная кожа и ты жил в Чикаго, ты смотрел это шоу, потому что оно было твоим и про тебя. Черно-белая развлекательная передача транслировалась в прямом эфире по будням в скромных декорациях — вывеска “Soul Train” и два флажка со словами «мир» и «любовь». Дон приглашал лучших музыкантов города, включая Би Би Кинга, Кертиса Мэйфилда, Джерри Батлера, the Chi-Lites. В развлекательную передачу явно проникал социальный посыл через выступления The Impressions с песней “People Get Ready” и The Staple Singers “Respect Yourself”. Но главными в шоу были местные подростки, которые после школы выстраивались в очередь перед зданием телеканала, чтобы оттянуться под музыку в прямом эфире. Танцы перед камерой буквально меняли жизни многих, укрепляя чувство собственного достоинства через уважение к врожденному таланту и буквально спасая на улицах. Один из первых танцоров шоу рассказал, как однажды «опасные парни» прижали его в закоулке южного района, но потом отпустили и дали денег на такси в придачу лишь потому, что узнали в нем «того клевого малого из Soul Train».

Конечно же, «дирижер» передачи воплощал блестящий образец своей расы на ТВ: полные достоинства речь и жесты, согревающий душу баритон, стильные костюмы и чуть ли не лучшее афро в стране. Дон Кертис и участники Soul Train с первого же сезона транслировали зрителям идею того, что быть черным круто и попросту красиво. Такая позиция идеально подходила маркетинговым целям чикагской компании Johnson Products, продающей продукцию по уходу за волосами “Afro Sheen”, а точнее — по уходу за афро. Глава компании Джордж Джонсон финансировал Soul Train с самого начала, и благодаря его поддержке в 1971 году по завершению первого сезона шоу перебралось в Лос-Анджелес, чтобы выйти на национальный уровень.

Для удачного старта второго сезона 2 октября 1971 года требовалось выступление сильного известного артиста. На помощь пришли звезды знаменитого лейбла Motown — Глэдис Найт вместе с The Pips, за что Дон всегда будет благодарен Глэдис. Какое-то время в дальнейшем Корнелиусу придется сражаться, чтобы заполучить больших артистов в шоу для каждой субботы, и на первых порах он даже будет вызывать преданных друзей-музыкантов из Чикаго. Но как только трансляция Soul Train расширит географию с начальных 7 городов до 50, артисты сами будут просить Дона пустить их в эфир.

С 1970-ых годов Soul Train сиял как культурный и общественный феномен, превратившийся из экспериментального шоу в процветающий бизнес. Уже к третьему сезону Дон Корнелиус имел репутацию одного из самых влиятельных деятелей телевизионной и музыкальной индустрии, вдохновляя будущее поколение предпринимателей и продюсеров: «Я был первым черным парнем, который поставил свое имя в договоре как продюсер собственного шоу, создатель и владелец „A Don Cornelius Production“».

В период с 1970 до 1980-ых Джеймс Браун и его бэнд The J.B.’s иногда называли себя The James Brown Soul Train

В передаче были задействованы исключительно афроамериканцы по обе стороны камеры на всех уровнях и этапах производства — беспрецедентный случай на ТВ. Когда Джеймс Браун впервые попал на шоу, он изумленно оглядывался вокруг и все спрашивал Дона: «Какой белый это держит? Кто за всем этим стоит, брат?». Дон каждый раз давал спокойный и уверенный ответ: «Только я, брат». Чувствуя ответственность миссии поддерживать позитивный образ афроамериканцев, Корнелиус с чувством гражданского долга наставлял своих танцующих подопечных: «Приходите вовремя, соблюдайте чувство такта, демонстрируйте творчество, фанкуйте, будьте собой». Ругаться, жевать жвачку и сеять негатив было запрещено, полная отдача в движениях и образах — единственный пропуск в студию.

Наряду с музыкальными иконами поколения в шоу приглашались общественные активисты для обсуждения политических тем. Так, однажды Дон провел беседу с самим преподобным Джесси Джексоном. Дабы зрители знали «своих героев», Корнелиус ввел в структуру передачи «Soul Train Scramble Board»: два танцора за 60 секунд должны были составить из перемешанных букв на магнитной доске имя одного их участников шоу или известного чернокожего американца. После расшифровки ведущий объяснял, чем знаменит этот человек и заканчивал словами «и его имя нужно знать». На самом деле, игра была срежиссирована и всегда приводила к выигрышу: «Кому нужны ошибки в имени Стиви Уандера на всю страну?».

Soul Train стал рупором афроамериканской культуры, даже в некоторой степени реалити-шоу, которое по большому счету было не про музыку или движения, или прикид — оно было про лайфстайл. Когда к 1975 году в США развернулся бум черной культуры, даже белые захотели приобщиться к этому образу жизни. И если в студии светлокожие артисты появлялись не так уж часто, то к экранам телевизоров было приковано не меньше белых зрителей, чем черных. По обе стороны исчезающей сегрегации передача растила молодежь, которая хотела походить на ее участников. Это культурно-социальное объединение разноцветной нации — главное достижение Soul Train в истории Америки.

NOW WATCH HOW TO GET DOWN

После переезда в Лос-Анджелес перед Доном Корнелиусом встал серьезный вызов: собрать новую толпу самых крутых персонажей на танцполе Soul Train. В этом ему помог человек, который мало походил на менеджера по отбору талантов, но в итоге стал незаменим. Это Пэм Браун, социальная работница местных реабилитационных центров для молодежи: «Я знала много ребят в возрастной группе, которая интересовала Дона. Если речь идет о молодежи и позитивном опыте для нее — я в деле!». Со словами «Я покажу тебе танцы» Пэм слегка шокировала бывшего выпускника престижной чикагской школы дичью, которую подростки с улиц Лос-Анджелеса выдавали в качестве танцев. Тем не менее, первый же кастинг в одном из центров привел в Soul Train его убойных танцоров — Дамиту Джо Фриман, Патриссию Дэвис, Дона Кэмпбелла, Джимми «Скуби Ду», Фреда Берри aka Rerun и других. «Они выталкивали ноги на фут вверх, прыгали в шпагат, кувыркались! Если бы у меня был выбор, я бы попросил их так не танцевать. Но теле-аудитория была со мной не согласна», — признавал ведущий.

Слева в полосатых гольфах и шляпах, которые сложно не заметить — Lockers, представившие танцевальный прием локинг на Soul Train

«Возмутительные» лос-анджелесские танцы вмиг стали хитом среди подростков по всей стране. Сложно было отыскать того, кто не оттачивал «фанки-пингвина» в своей комнате. Причем, копировали не то, чтобы танцы, а манеру двигаться вообще, одежду, прически — все. Только благодаря безумствам ребятишек из реабилитационных центров второй сезон достойно держался в рейтингах: «Они сделали шоу, ведь в начале у нас не было больших артистов. По ним с ума сходила вся страна».

Корнелиус понимал, что нужно масштабировать успех танцоров, и ближе к концу сезона ввел фирменную визитку шоу на все времена — "Soul Train Line". Народ выстраивается в две линии друг напротив друга, оставляя пространство в середине. По этому коридору танцоры продвигаются в паре, выдавая лучшее, на что они способны. Дон перенял эту фишку у обычных вечеринок 60-ых в Чикаго и не прогадал — линия Soul Train стала любимым номером телезрителей. Танцоры, которые раньше боролись за свои секунды славы перед камерой и часто заслоняли других, чтобы только проскользнуть в объектив, теперь имели возможность показать себя во всей красе.

Соревновательный дух накалялся до предела, но в позитивном ключе. Участники всегда поддерживали пары, танцующие по коридору, да и в целом враждебность в студии не приветствовалась. Пришло время проявлять еще большую изобретательность в одежде: молодежь выглядела просто феноменально, вещи подбирались с расчетом на яркую презентацию пары, наряды становились круче от эфира к эфиру, вдобавок в ход пошли реквизиты и розыгрыши сценок. «Как-то в линии я сделал стойку на руках на скейтборде», — рассказал Джеффри Дэниэл, один из самых успешных танцоров шоу. — «Выходил танцевать с манекеном. Однажды протанцевал по коридору на роликах, вращаясь и разъезжаясь в шпагат. Был случай, когда мы с моей партнершей Джоди Уотли разыграли драку в танце, и остальные поспешили нас разнимать, потому что думали, все взаправду».

Безусловно, главное, что по-настоящему выделяло одного участника шоу на фоне другого — это движения. Линия Soul Train стала красной дорожкой для новых танцевальных приемов и целых стилей, которые молодые танцоры выводили с улиц и вечеринок на телевидение. К примеру, Дон «Кэмпбеллок» Кэмпбелл изобрел локинг, что-то вроде «замыкания» суставов между одним движением и другим. Из локинга пришел паппинг, затем тикинг, которые в будущем послужат основой для хип-хопа и брейка. Тайрон Проктор популяризировал вакинг — предшественника вога.

Одним из любимых движений Soul Train был «робот», которому всех научил Джеффри Дэниэл. Популярность танца взлетела до небес, когда в эфире шоу его исполнил будущий король поп-музыки Майкл Джексон еще в составе The Jackson 5. После этого вся страна просто должна была станцевать «робота». Позже Джеффри подарил миру еще одно чудо хореографии — «скольжение назад». Танец снова стал фаворитом Майкла, который в исполнении музыкальной иконы теперь все знают как «лунную походку».

The Jackson 5

Быть танцором Soul Train было круто и в то же время несладко. Участники подстраивались под изнурительный график, так как вскоре четыре месячных выпуска передачи начали снимать за пару выходных. Они тащили на съемки тонны одежды, взятые в аренду на одолженные деньги, чтобы в каждом эпизоде выглядеть по-разному. Снимали целыми днями в субботу и воскресенье, кормили дешевым фаст-фудом, позже деньги платили лишь единицам, кто выходил на подтанцовку музыкантам. Казалось бы, не шибко почтительное отношение к главным двигателям шоу. Однако Soul Train давал танцорам нечто важное, что затмевало потребность в деньгах и трехразовом питании: возможность реализовать свой талант, проявить свою личность, видеть своих музыкальных кумиров на расстоянии вытянутой руки и быть среди таких же, как ты. «Вдруг по ТВ я увидел черных ребят моего возраста, которые делали то, что я любил делать — танцевали и здорово выглядели, пока это делали», — вспоминает Дэниэл свое знакомство с Soul Train. — «До этого нас видели только удирающими от полиции, продающими наркотики или играющими в дрянных комедиях. С того момента стремлением моей жизни стало участие в этой программе».

Для многих танцоров Soul Train послужил толчком в карьерах исполнителей и хореографов за пределами шоу. Так звезда Дон Кэмпбелл, которого «сократили» из-за требования платить перформерам, основал танцевальную группу Lockers и гастролировал с выступлениями по стране. К нему присоединился Фред Берри, который покинул шоу по той же причине. Также благодаря своей известности Rerun получил роль в ситкоме “What’s Happening”. Немало было и тех, кому Soul Train помог открыть двери в кино, шоу-бизнес и фэшн. Среди танцоров были замечены Кармен Электра, Ник Кэннон, MC Hammer, Перри Рейд, легенда NFL Уолтер Пэйтон. Некоторые же катились на соул-поезде даже после того, как переставали на нем танцевать. Как Шерил Сонг — «девочка-азиатка с длинными волосами», которая впоследствии была инструктором в танцевальной студии Корнелиуса и работа в продюсерском офисе шоу.

Шерил Сонг — первая и постоянная участница Soul Train со светлой кожей

На протяжении 35 лет Soul Train демонстрировал все стили, которые рождались в Америке, провоцируя генерацию новых. И все они проходили тест-драйв в линии Soul Train, проникшую на каждую вечеринку страны, а позже и всего мира. В одном из выпусков Мэри Уилсон из Supremes уговорила Дона потанцевать вместе в коридоре — он впервые стал участником шоу, которое вел. Двигался импозантный Корнелиус отменно, лишь к концу линии замялся — танцевать с продвижением вперед не так уж просто. Тут же перфекционист Дон скомандовал «Снято!» и больше никогда не выходил в Soul Train Line.

ТРИП ПО РИТМ-Н-БЛЮЗУ, ФАНКУ, ДИСКО И ХИП-ХОПУ

К концу первого года вещания из Лос-Анджелеса времена, когда Дону Корнелиусу стоило большого труда найти знаковых артистов для Soul Train, были позади. Дальновидный продюсер понимал, что больше танцевальной составляющей шоу необходимо развивать музыкальную и продолжать удивлять аудиторию. Он пошел на риск — живые выступления. До этого все артисты без исключения шевелили губами под фонограмму, теперь лучшим из них предоставляли редкую возможность на телевидении: наладить честную связь со зрителями и раздать настоящий драйв.

Арета Франклин поет вживую, чем очень радует Дона Корнелиуса

Третий сезон в августе 1972 года стартовал громко — лайвом Тины Тернер с Айком и их командой. Они исполнили легендарную “Proud Mary”, во время которой Тина и бэк-вокалистки танцевали так, что казалось будто сцена вот-вот загорится. Затем на ту сцену один за другим выходили наиболее популярные в то время чернокожие артисты. Порой Дон-бизнесмен давал лайвы скрипя зубами — это обходилось дорого. Например, «платиновый», «золотой» и просто неотразимый Барри Уайт выступал с оркестром в составе сорока музыкантов. Пришлось арендовать больше аппаратуры, целую вечность все настраивать силами дополнительно нанятой команды и сконструировать специальную сцену.

Из-за своей дороговизны, живые выступления были не частыми, но это были одни из самых запоминающихся фрагментов шоу. Скажем, Корнелиус назвал лучшим концертным опытом в своей жизни выступление Эла Грина с песней “Here I Am (Come and Take Me)”. Вживую красавец Эл всегда щедро делился харизмой, в тот эфир он выступал еще и со сломанной рукой, которой придерживал микрофон, а здоровой — раздавал розы со сцены. Тогда соул-певец стал первым в истории передачи, кто пропел импровизированное обращение к Soul Train и людям на танцполе.

На вершину популярности программу вывело участие Ареты Франклин. Ее дети постоянно смотрели Soul Train и как-то раз сказали ей: «Ма, ты видела это шоу? Как так вышло, что тебя там нет?». Когда Арета осчастливила Дона Корнелиуса своим визитом, она была на пике своей славы: 14 хитов в топе чартов и 6 премий «Грэмми» за плечами. А потом в двери студии вошел Стиви Уандер. Дон сразу понял, что сейчас будет по-настоящему горячо и сказал всем приготовиться. Кроме “Superstition” Стиви в окружении участников шоу на ходу придумал и исполнил песню про Soul Train, чем глубоко тронул всех присутствующих.

Корнелиус хотел отпраздновать растущий успех новым саундтреком для титров шоу. Он обратился за главной темой к своим друзьям и гениальным соул-продюсерам Гэмблу и Хаффу, стоявшим за звучанием таких звезд, как Билли Пол и Тедди Пендерграсс. Трек получился так хорошо, что Кеннет и Леон сразу захотели его издать. Дон был не против, лишь бы они не называли песню “Soul Train” — создатель шоу ревностно относился к эксплуатации своего бренда и всячески оберегал его. Композицию назвали “The Sound of Philadelphia (T.S.O.P.)”, слушатели ее обожали, купив более миллиона копий, она возглавила рейтинг Billboard Hot 100, а Корнелиус пожалел, что ее не назвали “Soul Train”.

В 1975 году на сцене шоу появились белые. Первым пригласили Джино Ваннелли, у которого было достаточно «черное звучание», чтобы раскачать Soul Train. Половина аудитории Джино были афроамериканцы, поэтому выступление на передаче более чем благотворно сказалось на его карьере. В случае шотландцев Average White Band, например, это было первое выступление в США, после которого продажи билетов на их концерты здесь значительно выросли.

Начался новый период роста, когда крупнейшие белые звезды хотели появиться в эфире передачи. Элтон Джон сам позвонил Корнелиусу, чтобы условиться о лайве, сказав, что уже давно является фанатом ребят в Soul Train. Дэвид Боуи тоже выходил на сцену с фанкующим хитом “Fame”. Правда, он выступал под фонограмму, и синхронизация с текстом в записи ему далась плохо — либо не подготовился, либо изнуряющая кокаиновая зависимость в то время мешала сосредоточиться, либо, как он сам говорил, он был чертовски пьян, а может и все вместе. Как бы там ни было, Дон не постеснялся дать артисту тактичный выговор. Другие же не позволяли себе халатность, будь то лайв или фонограмма. Взять перформанс Билли Пола, который в эфире отработал синхронизацию с записанным вокалом в прекрасной “Me & Mrs. Jones” до мельчайших тонкостей, поэтому моментами казалось, будто он работает вживую.

Soul Train превратился в главный промо-двигатель музыкальной индустрии Америки. Шоу было билетом для афроамериканских артистов к выходу на национальный уровень не только к расширению чернокожей аудитории, но и наращиванию белой. И наоборот — белые артисты выходили на свою чернокожую аудиторию. С тех пор в разные времена величайшие музыканты непременно желали прокатиться на соул-поезде.

В середине 1970-ых с восточного побережья повеяло новым музыкальным стилем за пределами телевещания — диско. Захватив гедонистические дискотеки Нью-Йорка, жанр эволюционировал и распространялся по всей стране. Когда появились конкурирующие шоу Disco 77 и Disco Magic, Soul Train больше не мог игнорировать новое звучание, тем более, что лучшие диско-релизы записывали афроамериканцы. «Мы ведь взяли на себя обязательство ставить лучшие пластинки черных, которые только сможем найти. Хотите называть это диско — пускай», — говорил Корнелиус.

Вывеску Soul Train разместили поверх диско-шара, на танцполе почувствовался нью-йоркский вайб «Студии 54». Не всем участникам шоу было по душе смешение любимого соула с диско-безумием. Дон тоже не был фанатом звучания дискотек, однако он заставил его работать себе на руку. Продюсер основал собственный лейбл Soul Train Records, первый же релиз которого поддержал диско-грув. В 1977 году он собрал группу Shalamar из лучших танцоров шоу Джоди Уотли и Джеффри Дэниэла, к которым присоединился вокалист Джеральд Браун. Диско-фанк-хит Shalamar “The Second Time Around” дважды возглавил чарт Billboard, группа записала «золотой диск», вручив его Дону на сцене Soul Train, а несколько лет спустя выиграла премию «Грэмми».

К началу 1980-х комбинация паппинга, диско и легендарности Корнелиуса вознесли Soul Train на самые высокие позиции рейтингов — диско продвинуло шоу до предела. Пока Дон искусно скользил по волнам преимуществ диско-эры, к его успеху подкрадывалось новое движение — хип-хоп. В то время афроамериканцы прорвались в средний класс и потянулись к благам высокого социального статуса наравне с белыми, гимном чему была песня McFadden & Whitehead “Ain’t No Stopping Us Now”. За блеском же этого фасада разворачивалась другая история, которую рассказывали Grandmaster Flash and the Furious Five в “The Message”.

Хип-хоп удовлетворял потребность черной молодежи говорить о проблемной реальности, в которой она жила, и о тех небольших радостях, которые ей оставались. Со временем Корнелиус осознал необходимость транслировать хип-хоп в своем шоу, однако для него это движение навсегда останется слепым пятном. Оно опровергало амбициозную культуру, которую Дон отставал всю жизнь. Он даже не мог притворяться, что хоть как-то соотносится с ним, комментируя перформанс Кертиса Блоу словами «Это совершенно непонятно таким старикам, как я», а в адрес Public Enemy — «Это было пугающе!».

LL Cool J со своей бандой Cut Creator и E-Love с Доном Корнелиусом, 1986 год

Как бизнесмен Корнелиус был достаточно умен, чтобы дать хип-хоп людям. Soul Train вывел движение с улиц на национальное телевидение, открыв дорогу к славе таким будущим иконам, как Run DMC, Слик Рик, Даг Е. Фреш, Эрик Би и Раким. После появления шоу Yo! MTV Raps и других Soul Train больше не был монополистом, хотя программа продолжала оставаться на высоте благодаря самому масштабному географическому покрытию.

Чувствуя, что времена меняются быстрее, чем он, Дон Корнелиус с присущим ему достоинством покинул пост ведущего Soul Train 10 мая 1993 года. После его ухода на протяжении 13 лет шоу представляли приглашенные ведущие, включая Майстро Кларка, Шемара Мура и Дориана Грегори. Без Корнелиуса программа была «уже не та», но все же продолжала исполнять свою миссию: радовать американцев лучшей «черной музыкой» и показывать “how to get down”. В 2006 году вышел последний из 35 сезонов Soul Train.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ БРЕНД ЛЮБВИ, МИРА И СОУЛА

После закрытия Soul Train в эфир выходили передачи The Best of Soul Train с повтором выпусков 1974-1987 годов. В 2009 году открылся канал Soul Train на YouTube, также передачи выпускались на DVD. В том же году канал Centric запустил Soul Train Music Awards. В 2010-ом музыкальный канал VH1 выпустил документальный фильм о передаче “Soul Train: The Hippest Trip In America” с участием Дона Корнелиуса, музыкантов и танцоров, появлявшихся в шоу. В 2013 году Centric запустил серию круизных вечеринок Soul Train Cruise. А в 2019-ом состоялась премьера драматического сериала телеканала BET (Black Entertainment Television) “American Soul”, повествующего историю Soul Train.

Это шоу меняло Америку на культурном, социальном, жизненном уровне, что сделало Soul Train несокрушимым брендом на долгие годы совершенно закономерным образом. Таким же сильным американским брендом, как Apple и Coca-Cola, хоть и с ощутимой разницей в миссиях. И сила бренда заключается в простых понятных каждому вещах. «Где бы ты ни оказался в мире, люди танцуют в линии Soul Train», — говорит продюсер Кенни Гэмбл. — «Что за вечеринка без проходки по Soul Train Line?». Дон Корнелиус проник в души людей по всему миру, рассказал им, что слушать, показал, как танцевать, одеваться, причесываться — дал то, что каждому человеку нужно в любые времена. А потом послал всем традиционный воздушный поцелуй со словами: «Я Дон Корнелиус, и как всегда на прощание, мы желаем вам любви, мира и соууула!».

katacult_brave-factory2019_banner--1-