Музыка Филиппа Горбачёва в оранжевом комбинезоне механика «открыла коробку» не одному «Ивану» на танцполе и подтолкнула к размышлениям на тему «Веришь ли ты в хаус-музыку?» (и не только). Подрастая в благотворной культурной среде семьи и круга ее друзей, особое место в котором занимал Петр Мамонов, Филипп с юных лет приобщался к разноплановой музыке. Интерес к электронике в студенческие годы привел его в Кёльн, а затем — в Берлин, где он стал частью «творческой коммуны» Cómeme Матиаса Агуайо и развивался вместе с ее адептами на репетиционной базе The District Union в последующие годы. Тот период принес Горбачёву дебютный “In The Delta” ЕР, совместный с DJs Pareja трек “Verish” (Веришь ли ты в хаус музыку?), “Hero of Tomorrow” ЕР — официальный саундтрек показа Chanel, лонгплей “Silver Album” и его лайв-интерпретацию в составе Philipp Gorbachev & The Naked Man. Второй альбом — “Unlock The Box” с «Иваном» на нем — музыкант выпустил уже на собственном лейбле PG TUNE.

За плечами резидента ARMA17 выступления в Европе и Азии, странах Северной и Южной Америки. Прошлый год отмечен сетом в знаменитом Berghain, а текущий — презентацией новой программы «Колокол» на открытии московского арт-центра Mutabor. Программа особая, поскольку в ней Филипп Горбачёв впервые использовал оба аспекта своего музыкального опыта — и церковного звонаря, и техно-артиста. «Колокол» — это синтез колокольной музыки и современных музыкальных технологий, «представление духовной музыки в понятном формате для людей, далеких от церкви, и поиск новой духовной действительности, где на смену страху неведения приходят свет и радость жизни».

Идея «Колокола» берет начало в любви Филиппа к звучанию и мета-смыслу звона, которая привела его ко встрече с Александром Чайкой — мастером звонарского искусства и композитором колокольной полифонической музыки. Творческое взаимодействие Горбачёва и Чайки положило начало созданию материала для программы, о котором Надя Захарова и Денис Смагин сняли одноименный документальный фильм. Кроме лайв-перформанса и фильма, «Колокол» воплотится в полноформатный альбом в октябре 2019 года. А 14 сентября он впервые примет форму рейв-сета на вечеринке Arma Comes Closer. В преддверии премьеры программы в Киеве Филипп Горбачёв рассказал Katacult о пути, приведшем его к «Колоколу» и кардинально новому ощущению на танцполе.

Где ты сейчас? Что является центром твоей деятельности сегодня? И в целом на каком «этапе себя» как музыканта и личности ты находишься в данным момент?

Сейчас я на пути из Москвы в Берлин. В августе выступал с хаус-сетами на фестивалях Signal и GATE, а до этого совместно с медиа-художниками из Fluks и музыкальной группой ставил премьеры нового проекта на фестивале «Форма» и на открытии Mutabor. Центр сместился явно в сторону частого служения в храме в качестве звонаря. Меня это привлекает как в музыкальном плане, так и в своем богослужебном значении. Колокольный звон имеет высший смысл.

KOLOKOL AV live at MUTABOR

Ты говорил, что первые эксперименты с музыкой на чердаке в 14-15 лет были чистым баловством, благодаря которому ты научился иначе слушать и транслировать музыку. Важно ли сохранять игровой подход для музыканта, когда он уже большой и работает в сфере, на которую навешивают ярлык «музыкальная индустрия»? У тебя случались моменты, когда ты терял эту игривость и делал музыку не ради музыки, а под влиянием амбиций?

Бывало и такое, и мне было очень не по себе от этого... Слава Богу, НА КОЛОКОЛЬНЕ НЕТ МУЗЫКАЛЬНОЙ ИНДУСТРИИ.

Поговорим немного о твоем прошлом. Как ты сделал выбор в пользу музыки после окончания МГУ? Что увело тебя от перспективы надежной карьеры «по образованию» в сторону эксперимента, творчества и неизвестности?

Выбора никакого осознанного не было, просто так вышло, что над музыкой я трудился усердно с детства, и мои первые танцевальные треки выпустили Реболледо и Матиас Агуайо, так я стал участником движения Cómeme в 2010 году. Меня тогда очень воодушевили клипы “Pitaya Frenesi” и “Guerrero” [Rebolledo]. Так что я поработал водителем на стройке автодрома под Смоленском, купил билет в Кёльн на фестиваль c/o pop и просто подошел на улице перед клубом ко всей тусовке и познакомился. Это было очень веселое время, время чего-то явно нового в танцевальной музыке, движение «из клуба на улицу» — меня это очень сильно вдохновило.

Какими были впечатления от переезда в Берлин и начала работы в Cómeme?

В 2011 году мне удалось исчезнуть в Берлине. Минимум общения с внешним миром, максимум музыки: были выпущены несколько EP, “In The Delta”, “Hero Of Tomorrow”, “Isaac Johan” и “Silver Album” в 2014 году. Сам Берлин 10 лет назад был явно городом еще не настолько заполненным глобальной рекламой, новостройками. В те дни зародилась студия с Матиасом Агуайо — The District Union, действующая до сих пор.

Агуайо высказывал мнение, что лет 30 назад, когда было меньше технических возможностей, музыканты были более изобретательными: постоянно рождалось что-то совершенно новое. Теперь музыки в разы больше, но при этом нечто совсем иное, наполненное свежими звуковыми ощущениями, появляется гораздо реже. Как думаешь, чем это обусловлено?

Нам всем, возможно, пойдет на пользу побыть наедине с собой недельку-другую, кому — помолиться, кому — просто помолчать для начала. Вот поверьте, все таким интересным, новым и свежим покажется!

И для тебя, и для Матиаса важную роль играет коммуникация — с людьми, разными культурами, с иным музыкальным опытом. Почему это взаимодействие имеет такое большое значение?

За границей, как бы я не старался, никто не понял и, наверное, никогда не поймет ни про коробку, ни про хаус-музыку, ни про колокольный звон. И всё равно, даже не понимая слов и значений, с помощью музыки случаются чудеса, как правило на самих выступлениях, когда вопреки предрассудкам, люди соединяются музыкой.

Как развивалась твоя коммуникация с культурой Латинской Америки во время местного тура? Что отпечаталось в памяти больше всего?

В Латинской Америке публика автоматически распознает на каком-то базовом кодовом уровне все интонации, удары, движения, и, возможно, сопоставляет это с творчеством уличных музыкантов и групп, что бродили по большим городам и селам исторически. Пожалуй, любимый город — Сан-Паулу. Рейв Mamba Negra по энергетике несопоставим ни с чем.

MAMBA NEGRA

Несколько лет назад ты сказал, что мероприятия Cómeme — это идеал танцевальных вечеринок, на которых крутые атмосфера и публика, свободу ощущаешь физически, чувствуешь семейность. Встречалась ли где-то еще такая атмосфера за прошедшие годы? Возможно, тебе удается создавать ее во время собственных выступлений?

В Cómeme мы активно создавали свою собственную культуру, сеты артистов иногда целиком состояли из треков участников тусовки. Некоторые из них — такие абсолютные хиты, как "Ritmo Especial" [Daniel Maloso] или "Jagos" [Christian S.] — потом выпустили на виниле. Все мои первые пластинки создавались для танцпола вечеринок Cómeme.

На данный момент времени меня интересует создание кардинально нового ощущения на танцполе, основанного на сочетании молитв, техно и колокольного звона. Наподобие работ Роберта Худа и проекта Floorplan, в котором он совмещает госпел и техно.

Ты увлеченный поклонник звонарского искусства, в котором сам упражняешься при каждой удобной возможности. Первое, что появилось под знаком KOLOKOL от Филиппа Горбачёва — шоу подкастов на Radio Cómeme. Сегодня «Колокол» означает новую лайв-программу, документальный фильм и будущий альбом. Как появилась эта трехмерная история вокруг колокола?

Пару лет назад, на Пасху, меня осенило, что колокольный звон — самый популярный звук наших городов и деревень, уникальный ритмический инструмент. Поехав в православный храм, я через 10 минут уже оказался на колокольне и начал работу по исследованию сущности этого занятия. Так, со временем, соединив опыт выступления техно-артиста и звонаря, сделал альбом.

По сути все, что я делаю в музыке и в жизни, неразрывно связано с колокольным звоном, как музыкой с высшим смыслом. А высший смысл — это хороший контекст для музыки и лично для меня альтернатива привычной концепции клубной и фестивальной «индустрии». Так, например, просто диджей-сет — это просто диджей-сет. А госпел-техно Роберта Худа — это также акт хвалы Богу, тут мы попадаем из кабака на небеса, как бы. «Колокол» — первый в этом стиле проект, утверждение новой духовной музыкальной палитры.

А что сегодня происходит на творческой платформе PG TUNE?

Последний релиз PG TUNE — это “Green” EP моего друга Ushi333. Мне очень приятно, что релиз получил активную поддержку многих знакомых диджеев и его часто можно услышать в Berghain. PG TUNE работает по необходимости, следующая необходимость — показать миру «Колокол».

Андрей Ли, рассказывая о вашем совместном проекте ДЭКА журналу Mixmag, акцентировал на смелости в музыкальных подходах и выражении. Насколько важна смелость для музыканта, в чем она выражается, зачем она нужна? И планируются ли новые релизы ДЭКА?

Смелость — отсекать на корню все то, что «как бы неплохо» звучит. Никаких «проходных» вариантов, компромиссов, такое вот правило.

ДЭКА после пяти концертов — недействующий проект, но песни наши можно послушать на альбоме . Я посвятил редактированию этого материала и сведению суммарно больше часов, чем какому-либо сольному проекту.

В прошлом ты написал альбом-оду клубам нового пятого века. Изменилось ли твое представление о клубах будущего, и каким был бы твой собственный?

В первую очередь, это было бы пространство для развития культуры перформанса. Квота для лайв-проектов — 50%. Московская культура рейва почти всегда подразумевает продуманную визуальную составляющую. Ребята из СЕТАП, Sila Sveta, True Light Crew, Fluks к каждому новому ивенту создают что-то особенное и захватывающее. Много звука и много света — примерно так я себе представлял новый век.

Photo © Camille Blake

На твой взгляд, как вывести вечеринки в клубах из зоны потребления развлечений на территорию творческого взаимодействия и единения, где свой вклад делают не только артисты и организаторы, но и те, кто заплатил за вход?

Ну, если мыслить утопически, то наверное создание муниципальных музыкальных пространств с выборными на определенный срок кураторами и промоутерами могло бы гарантировать представительство более широкого спектра артистов на сцене. В этом плане мне, кстати, симпатичны места вроде Киева, Москвы или, опять же, Сан-Паулу, где местные артисты представлены очень хорошо в клубных и фестивальных программах, привнося художественное разнообразие смыслов в звук и образ на сцене.

Каким тебе запомнился Киев в прошлые визиты на вечеринках Arma Comes Closer и Схема?

С детства я всегда мечтал попасть в этот город, и я счастлив, что мое общение с Киевом происходит через концерты на таких замечательных площадках, как Схема и Closer. Кстати, в прошлый раз во время моего воскресного диджей-сета на Причале вырубилось электричество на 2 часа, после первого трека. Я никогда не забуду, что танцпол не опустел: в ход пошли портативные колонки, заговорили неожиданные MC, анекдоты. И когда свет дали, то восторгу не было конца!

Unlock The Box at СХЕМА © СКОБЫЧ 

Напоследок, поделись недавними музыкальными открытиями.

90% музыки, которую я слушаю сознательно, не считая работы над своими проектами, это колокольный звон или молитвы. В первую очередь, это записи звонаря Павла Маркелова, Александра Чайки.