В 20-ых годах прошлого века джаз звучит в Америке, Германии, Франции и СССР. Приходит “черная музыка белой свободы” и в Китай. В 2019 только редкие виниловые записи в коллекциях ценителей воскрешают дух короткого, но весьма яркого, расцвета китайского этно-джаза. Сегодня мало кто вспомнит, а много кто услышит впервые, шидайку — джазовое достояние Шанхая.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ШИДАЙКУ

В 20-ых годах интеллектуальная элита Шанхая и Пекина погрузилась в поток музыки и фильмов, которые пришли в Китай с Запада. На шанхайскую киноиндустрию западные фильмы произвели неизгладимое впечатление, не говоря уже о музыке. Первые шанхайские киноленты имитировали западные образ и подобие, а китайские музыканты не могли игнорировать диво дивное — джаз.

Так появился шидайку (Shidaiqu) — стиль, который соединил традиционные народные китайские мотивы и элементы западного джаза, блюза и академической европейской музыки того периода. Китайцы добавили к своей пентатонической интервальной системе инструменты, которые никогда прежде не использовались при создании китайской музыки, но активно звучали в джазовых композициях — маракасы, духовые и кастаньеты. Шидайку отличался особенным женским вокалом — он имитировал детское пение и был в ультравысоких тонах. Писатель Лю Синь называл эту манеру исполнения “кошачьим концертом”.

Основателем шидайку считают Ли Цзиньхуэя. Он первым приблизил цифровую музыкальную нотацию джэн пу (jiǎnpǔ) к европейской. Его дочь — Ли Миньхуэй — в 1927 году исполнила композицию “Морось”, которая считается одной из первых композиций шидайку. По ритму эта песня близка к фокстроту.

Шидайку стал настоящим подарком для композиторов шанхайского кинематографа 20-30-ых годов: популярность этой музыки набирала обороты и стала самой востребованной в кино. Пик шидайку приходится на 1940 год. Этот жанр процветает в переполненных денс-холлах, где играют известные джазовые исполнители из США и Китая. Шанхайские певички выросли в настоящих знаменитостей.

УПАДОК И "ПУСТОЙ ПЕРИОД"

В 40-ых Китай переживал далеко не самые легкие времена. После окончания японо-китайской войны к власти пришла коммунистическая партия, что повлекло за собой массовые репрессии, которые не могли не коснуться джаза. На протяжении десятилетий, предшествовавших «Большому скачку» Мао Цзэдуна, репутация шидайку за пределами его целевой аудитории ухудшилась. Несмотря на то, что многие песни были нацелены на сплочение нации, правительство отнесло этот популярный жанр к так называемой “желтой” музыке, которую обычно описывали как коммерческую и порнографическую. Так как эту музыку играли в клубах, владельцами которых зачастую были мафиозные группировки, то шидайку быстро стал крайне нежелательным, как и его исполнители. В 1952 коммунистическая власть запретила ночные клубы и поп-музыку. Все западные инструменты было приказано найти и уничтожить, а китайские — возродить и популяризировать.

ПОЯВЛЕНИЕ MONDOPOP И CONDOPOP

На волне массовой миграции музыканты плавно переместились в Гонконг, а вместе с ними и шидайку. Так традиционное звучание постепенно начало меняться, дав начало двум новым жанрам — мандаринской (mandopop) и кантонской поп-музыке (cantopop).

Мандаринское ответвление шидайку стало его наместником в кинематографе. Основные особенности стиля — добавились латиноамериканская ритмика в духе сальсы, босса-нова и самбы и, конечно же, язык: все тексты исполнялись только на мандаринском диалекте.

Мандопоп активно использовали в качестве саундтреков к шанхайским фильмам. Например, песня Яо Ли «Роза, Роза, я люблю тебя» (Méiguī Méiguī wǒ ài nǐ) из фильма «Поющая девушка» стала настоящим международным хитом. За пределами Китая ее знают как «Шанхайская Роза» (Shanghai Rose) и «Китайская Роза» (China Rose). В 1951 году американский певец Френки Лейн сделал свою кавер-версию на английском языке.

Кантопоп появился в период с 1920 по 1950 годы и очень напоминал своего мандаринского собрата, отличаясь в основном языком — все тексты писались на кантонском диалекте китайского. С 30-ых годов кантопоп начал отказываться от традиционных народных инструментов, отдавая предпочтение западным джазовым — фортепиано, гитаре, контрабасу и ударным.

ВОЗРОЖДЕНИЕ

В Гонконге и Тайване шидайку все еще оставался достаточно популярным и в 80-ых пережил возрождение. Теперь жанр стал ближе к поп-музыке запада. Помимо джаза на сцену вышли другие стили — ритм-н-блюз, рок, свинг, соул, фанк и они не могли не отразиться на китайской музыке. Те музыканты, которые уцелели после тяжелых времен, снова были в цене — их приглашали выступать в лобби отелей, записывать каверы на знаменитые песни. Например, кавер-версию 1978 года Терезы Танг на "The Evening Primrose" Ямагути Ёсико.

ШИДАЙКУ СЕГОДНЯ

Шидайку все еще вдохновляет музыкантов и в наши дни.

Американский гитарист Гэри Лукас записал альбом "The Edge of Heaven", вдохновленный жанром.

Кинематографические традиции тоже никуда не ушли — Вонг Кар-Вай не только годами знакомит весь мир с китайской эстетикой и традициями, но и снял в “Любовном настроении” Ребекку Пэн, одну из знаменитых исполнительниц шидайку.

Сегодня китайский джаз развивается в ногу с современными течениями. Но передать китайский национальный колорит и звучание удается далеко не многим. Американский джаз все еще служит путеводной звездой для других стран — ведь в США развитие этого жанра не прерывалось ни на минуту. “Пустой период” китайского джаза заметно ослабил это направление, но сегодня китайские джазмены радуют своих слушателей и достигают впечатляющих успехов.