“Когда я даю интервью, я обычно нервничаю, — говорит Джеймс. — Бывало, что я говорил что-то не то. И обычно оно оказывалось в заголовке”. Возможно, неосторожный в словах, он очень продуманный в музыке. Будто бы архитектор, M.E.S.H. аккуратно выстраивает стены трека на устойчивом фундаменте звучания, пользуясь старыми и проверенными приемами.

Джеймс и диджей, и продюсер. Для множества своих работ он использовал сэмплы, найденные в Youtube или Facebook. А на создание записи Piteous Gate его частично вдохновили события в Украине.


Когда мы договаривались об интервью, ты сказал, что целый день будешь дома. Это потому, что у тебя много работы, или же тебе нравится быть одному?

Я живу в Берлине, здесь иногда стоит остаться дома. Тем более, я не знаю, куда еще мне пойти. В какой-то степени я оцениваю себя как очень дружелюбного человека, но иногда человеку нужна возможность сбежать. Не прятаться, но сбежать. Берлин — это странное место. Я мог бы сидеть в кафе целый день, как некоторые люди, занимаясь непонятно чем, или быть дома, работая.

Когда-то я работал на студиях, но я не очень дисциплинированный человек и не привык работать в определенные часы. Я привык работать, когда хочется работать, и мне нравится делать музыку, которую я хочу. Я делаю все достаточно медленно. В результате, я работаю с людьми, которые мне по душе, и пытаюсь избегать людей, которые меня напрягают.

Делать музыку, которую ты хочешь, это круто. Но когда ты становишься популярнее, иногда приходится немного упрощать музыку. Ты можешь играть андеграунд, когда тебя слушает сотня в клубе, но вряд ли это понравится нескольким тысячам на фестивале. По твоему мнению, как быть одновременно популярным, но не начать делать слишком коммерческую музыку?

Я об этом размышлял. Мне самому нравится популярная танцевальная музыка, и я даже иногда выпускаю такие треки. Это может быть что-то более экспериментальное, но все равно ритмическое и необычное. В то же время, я всегда стараюсь диджеить и не становиться полностью экспериментальным артистом.

Очень сложно предугадать развитие, если ты не придерживаешься какого-то определенного стиля. Можно далеко пойти, а можно исчезнуть через пару лет. Это нельзя определить, если ты не делаешь то, что на данный момент есть устоявшимся.

А кто должен задавать тренды в музыке: музыкант или слушатель?

Мне очень нравится то, что я делаю. Я не люблю готовить сеты, поэтому мне нужна обратная связь с публикой, я должен знать, если я играю что-то не то. Вообще, желание угодить своей публике — немного печальная и жалкая черта в работе диджея. Но ты получаешь невероятное удовольствие, когда ставишь какой-то трек и понимаешь, что людям это нравится. Ты подсознательно понимаешь, чего хочет толпа.

Мне нравится, как работает вся эта машина в клубах: ты как диджей, промоутер, букеры, графические дизайнеры… Всё сосредоточено на том, чтобы удовлетворить толпу. Это намного круче, как по мне, нежели фестивали, где тебе один за другим дают узреть “гений” исполнителей.

У меня нет какого-то определенного источника. В прошлом году я пользовался Facebook live, где можно посмотреть прямые трансляции со всего мира. Это может быть радио во Флориде или рынок драгоценностей в Азии.

В одном из моих последних треков, Civil rights, в начале можно услышать фрагмент, где кажется, что кто-то будто поет на заднем плане. Это из видео, которое моя мама запостила у себя на странице. Она активист движения по защите прав коренных американцев, и это было видео одного из протестов. А заканчивается этот трек ритмом, напоминающим бег коня, что я взял из видео, снятого на полях Центральной Америки, которые чем-то похожи на поля Украины. Мне кажется, что эта концовка неплохо сочетается с изначальной тематикой трека и протеста коренных американцев.

Вдохновением для одного из твоих треков был конфликт в Украине. Что именно тебя поразило?

В 2013 году я работал над моим альбомом Piteous Gate. Тогда я был очень активен в социальных сетях. И тогда ещё не было Трампа и всего этого словаря “фейковых новостей”, пропаганды и контрпропаганды и так далее. Но в то время происходила очевидная информационная война онлайн. Особенно это было ясно для тех, кто следил за Сирией или Крымом. Появлялись разные аккаунты с фотографиями флагов, которые быстро собирали подписчиков, писали очень много комментариев — и они были на русском. В то время очень активно развивалась тема пропаганды. И все эти фейковые люди в современном цифровом облике, изображения империалистической России… Очень странное время. А я просто пытался понять, что происходит.

Можно ли услышать это влияние в треке?

Я стараюсь быть не слишком навязчивым в подаче идей через мою музыку. Я просто надеюсь, что, как артист, могу передать то душевное состояние, в котором я работал. Когда я создавал этот трек, я концентрировался на конкретном моменте, на вас, на этом политическом смятении. И сейчас все говорят о тех временах.

Кроме музыки есть и другая сторона клубной культуры. И это наркотики, которые для многих значительно влияют на эмоции, полученные от вечеринки. Как ты думаешь, какое место они должны занимать в этой культуре?

Разные клубы и разные вечеринки имеют разную атмосферу. Например, в Берлине к этому относятся более ответственно. Так же и с алкоголем: они могут пить очень много, но по чуть-чуть. В то же время есть другие места, как вот Лондон, где люди могут быстро напиться, стать агрессивными, громкими. Все зависит от культуры вечеринки, и наркотики всегда будут иметь там место.

Да, это так, но если посмотреть на это с другой стороны. Человек принимает наркотик, его восприятие музыки и мира меняется, и в этом случае, не выходят ли наркотики на первое место? Не становится ли вечеринка воспоминанием от эффекта, а не музыки?

В определенной степени я с тобой согласен. Но иногда музыка может звучать довольно скучно, но из-за наркотиков (или же саунд-системы, не важно), ты воспринимаешь ее более эмоционально.

Знаешь, в тот момент, когда музыка перестает играть, тушится свет, ты видишь клуб таким, каким он есть на самом деле. Это куча людей без определенных связей, которые находятся в одной комнате. Довольно ужасная ситуация, да? Но наркотики иногда выступают в роли социального лубриканта.

katacult_brave-factory2019_banner--1-