Ежегодно в конце февраля – начале марта тысячи людей выходят веселиться на улицы Рио-де-Жанейро, Лондона, Кёльна, Гента, Порт-оф-Спейн, Венеции, Нового Орлеана и других европейских, африканских и даже азиатских городов. Они танцуют, едят, пьют, поют, облачаются в нереальной красоты костюмы или обнажаются вовсе, провожают зиму, радуются весеннему солнцу и кайфуют от жизни. В общем, отдыхают. И так несколько дней подряд.

Поводом для массового кутежа традиционно становится карнавал — праздник свободы и гедонизма. Это время, когда отказывать себе в удовольствиях не то что не принято — неприлично. Алкоголь, флирт, секс, музыка, пляски — чем хочешь, тем и развлекайся. Только обязательно в избытке! Апогей фестиваля приходится на Марди Гра (с фр.: «жирный вторник») — нужно собраться с силами и гореть максимально ярко.

Карнавал называют самой масштабной вечеринкой из ныне существующих — наиболее знаменитый, бразильский, каждый год собирает в Рио свыше 5 млн. человек. Но мало кто знает, что красочный марафон вседозволенности имеет религиозную подоплеку. В средние века католицизм «отводил» верующим несколько праздничных дней в преддверии длительного предпасхального воздержания. Сегодня эти дни — нечто бурное и буйное: наряды, перья, самба и тусовки нон-стоп, однако раньше всё выглядело иначе. Решили разобраться, что лежит между дикой страстью карнавала и смирением Великого поста и как фестивалю с церковным прошлым удалось превратиться в развеселую тусовку.

Немного истории и римские оргии

Карнавал — явление многоликое, плод европейской, африканской и бразильской колониальной культур. Даже само название “Carnival” разные исследователи толкуют по-разному. Одни утверждают, что этимология слова восходит к латинскому “carnem levare”, что в переводе означает «убрать мясо» (вспомним про вегетарианские наклонности Великого поста, следующего за фестивалем). Другие лингвисты придерживаются теории, связанной с древним праздником Сатурналии. В ходе этого действа по улицам Рима катили деревянную тележку, именуемую “carrus navalis” — «ладья Исиды».

Традиция отмечать наступление весны, обновление природы и жизни присутствовала ещё в античной Греции. Зиму там провожали обрядами Диониса — 24-часовыми массовыми гуляниями с винными попойками и театральными представлениями. При римском правлении эти фестивали стали известны как Вакхические Оргии. А вот в христианской Европе празднование по случаю окончания зимы стало называться карнавалом, обозначив торжество накануне Великого поста.

С XI по XIV века  карнавал развивался на Западе: в Италии, Португалии, Испании, Германии и Франции. Его продолжительность и особенности могли меняться от региона к региону. Зачастую фестиваль начинался в воскресенье и завершался в «жирный вторник», перед «пепельной средой» (первый день поста). В северных странах финал торжества получил название «масленица» (от староанглийского «писать» — отсылка к идее исповеди). Когда в ряде культур Марди Гра в первую очередь выпячивал чревоугодие и изобилие, масленица, напротив, призывала людей войти в Великий пост через осознание своих грехов перед священнослужителем — неплохая попытка духовенства приструнить распущенность карнавала.

Причём тут религия

Конфронтация между карнавалом и Великим постом прослеживается с момента зарождения традиций фестиваля в средние века. Праздник не просто контрастировал с религиозным укладом, но и являлся своего рода вызовом церкви и государству. Это «альтернатива установленной иерархии ценностей в обществе и стремление обратить церковные нормы». Торжество предполагало анонимность — маскарады и переодевания — и давало своим участникам свободу заниматься тем, что обычно запрещалось. В конце концов, анархия, конечно, не должна была победить — баланс хаоса и смирения оставался соблюден. После карнавальных излишеств предпасхальный аскетизм позволял людям погрузиться в мрачную рефлексию о рамках и последствиях гедонистического угара — подумать о смерти, страшном суде, рае и аде. В общем, отойти от вечеринки и убедиться, что жизнь без общечеловеческих правил и норм, может, и привлекательна, но, увы, лишь в короткий отрезок времени. Возвращаться к реальности все равно придется.

В 1559 году живописец Питер Брейгель отразил непростые отношения между карнавалом и церковью в своей знаменитой работе “The Fight Between Carnival and Lent”.

На картине король карнавала восседает на огромной пивной бочке. Его копьё — вертел, увенчанный головой свиньи. Его шапка — пирог, начиненный птицей. Образ Пасхи представлен в правой части полотна. Это изможденная монахиня, в руках которой — длинное весло с рыбой. Её голову «украшает» улей, символ церкви. Порядок и сдержанность контрастируют с развратом. Вместе антонимичные стороны «представляют совокупность человеческого опыта».

«Брейгель не намеревался ни осуждать карнавал, — отмечает историк Оливер Рафферти (Oliver P. Rafferty S), — ни даже утверждать, что Великий пост лучше. Художник лишь констатирует, оба явления — естественные крайности; у каждого своя собственная сфера, место и время года. Жизнь содержит и то, и другое».

Внимание живописца также обращено к двум фигурам, мужу и жене, в центре картины. Они не принадлежат ни к карнавалу, ни к Великому посту. Возможно, это некая умеренность перед лицом человеческих крайностей.

Как африканцы «оживили» карнавал

Будучи неотъемлемой частью колониальной истории, католицизм экспортировал множество культурных и религиозных особенностей за пределы Европы. Карнавал не стал исключением — вместе с португальскими колонизаторами он достиг берегов Бразилии. Изначально фестиваль в южноамериканской стране отмечали на частных элегантных вечеринках, организуемых элитой переселенцев, но работорговля, которая длилась до 1800-х годов, изменила его уклад. Африканские рабы доставили в Бразилию свои музыку (самбу) и религию (кандомбле). Со временем их традиции преобразили европейский карнавал из скучного светского приема с католическим уклоном в развесёлое гуляние. Те, кто оставался за бортом развлечений «высшего класса», облачались в яркие костюмы и маски африканской стилистики и устраивали на улицах танцевальные шествия. Когда рабство отменили, произошло взаимодействие социальных слоев — люди разделили музыку, танцы и торжество.

Демонические аспекты фестиваля

Многие карнавальные обычаи проистекают из дохристианских ритуалов. Это история не только про подготовку к сорокадневному воздержанию перед Пасхой, но также про цикличность жизни — смена сезонов, изгнание зимних духов, возрождение природы, жизнь и смерть. Карнавал — мир, перевернутый с ног на голову, ожидать от этого сумасбродства можно не только веселья и танцев, но и довольно странных, жестоких, а порой и жутких проявлений.

Смерть

В ходе карнавального шествия в средневековом Риме каждый человек нес свечу, при этом нужно было постараться потушить чужой огонь, но сохранить свой. Цель такой игры — напомнить, что конец всегда близок. С особым удовольствием в развлечение вовлекались дети. Они, милашки, резво задували свечи родителей с криками «Вы мертвы!».

А вот на карнавале в Барранкилье, Колумбия, взаимодействие жизни и смерти нашло отражение в представлении Гарабато. Выглядит это так: мужчины и женщины в ярких нарядах радостно танцуют, превознося жизненную силу. В какой-то момент в их пляску врывается человек в образе скелета. Этот персонаж и есть смерть. Он пытается совратить девушек, но мужчины встают на их защиту. Буквально гарабато — это «копьё», которым можно одолеть смерть. Всё заканчивается хорошо — злой парень повержен, женщины спасены, жизнь продолжается.

Зло

На карнавале в Айнзидельне, Швейцария, люди «дефилируют» по городу в масках демонов и размахивают кнутами и вилами, чтобы изгнать злых духов.

А вот в маленьком бельгийском городке Бинш демонов устрашают сотни одинаковых клоунов по имени Жиль. Выглядит действительно жутковато.

Насилие

Частично карнавал был вдохновлен португальским праздником “Entrudo”. По наследству от него первым бразильским фестивалям досталась интересная традиция — одновременно шаловливая и насильственная игра, в которой облаченные в маски участники шествия устраивали беспорядки, «набрасывались» на прохожих, отнимали чужие вещи, уничтожали мелкое имущество и даже кидались лимонами. К счастью, подобная экспрессия вскоре уступила место музыке и танцам.

Пропаганда

Германия — одна из стран, где карнавал является одной из важных традиций, практикуемых по сей день. Фестиваль организовывали даже во времена нацистского режима, правда, тогда он приобрел совсем недобрую окраску. Например, праздничные лодки-платформы использовали для выражения антисемитизма. На них устанавливали фигуры евреев, изуродованные всевозможными стереотипами — жадные лица, толстые животы, крючковатые носы… Карнавальные плакаты гласили: «Последние уходят!»

Нацисты считали, что карнавал поможет им донести «верное» представление о немецком народе. Они строго контролировали беспорядочное веселье и пресекали любые попытки людей поиздеваться над властью.

Гротеск

Любой карнавал «возглавляет» король — фигура, зачастую наделяемая характеристиками шута. Он должен поощрять гедонизм, а также отстаивать идею, что даже дурак способен «править балом». Подобный образ встречался на многих средневековых фестивалях. «На «Фестивале дураков» и «Фестивале невинности» мы находим «короля дураков» и «мальчика епископа». Эти персонажи — пародия на социальные нормы, в данном случае насмешка над действиями правителей и епископов», — пишет Оливер Рафферти.

В ходе ранее упомянутых римских Сатурналий выбирали короля хаоса, чьим командам, даже самым безумным, следовало подчиняться безоговорочно. Древняя традиция дошла и до наших дней. Например, открытие праздника в Рио-де-Жанейро из года в год сопровождается передачей ключей от города — мэр на время «уступает своё место» королю карнавала.

Вообще анархические и мрачные аспекты праздника, связанные с пренебрежением к бедности, насилием и маргинальными действиями, в своём первоначальном виде «были направлены на борьбу с «лицемерным» обществом, с его непризнанной темной стороной».

Карнавал против всех

Церковь всегда противилась демоническим и грубым аспектам карнавала. В средние века она не запрещала праздник, но всячески пыталась его изменить. Когда наступил Ренессанс, на первый план стали выдвигаться художественные элементы фестиваля — красивые и элегантные маскарады должны были вытеснить распутные обряды. Карнавал трансформировался из неотъемлемой части жизни/быта в развлекательное шоу. Эта тенденция усугубилась Просвещением — интеллектуальность XIX века отвергла иррациональность народной культуры.

Неуправляемость и предрасположенность к анархическим выходкам принесли карнавалу немало проблем. Так, с 1930 – 1980-е годы он был запрещен в Италии — не умел Муссолини хорошо проводить время. В 1700-м испанские колонизаторы отменили торжества в Боливии — мятежный народ Уру упрямо поклонялся на фестивале собственным богам, замаскированным под католических. Даже в Бразилии африканские гуляния, которые стали прародителями сегодняшнего карнавала, преследовались в течение 10 лет, а ныне официальная музыка страны самба не признавалась до 1930 года.

Недовольство фестивалем присутствует и сегодня. Кто-то сетует на «обнаженку», пришедшую на смену пышным костюмам, и эксплуатацию женского тела. Кому-то не по душе уличный хаос — шум, алкоголь, грязь… Многие ужасаются образам, которые люди воплощают в ходе карнавального действа. В 2017-м году на карнавале в Лас-Пальмас разгорелся скандал. Дрэг-художник устроил перфоманс в костюмах Девы Марии и Иисуса на кресте. Зрители торжества пришли в восторг от увиденного шоу, чего не скажешь о католической церкви, она была крайне недовольна.

Как бы там ни было музыка и культура карнавала сумели объединить людей по всему миру, несмотря на барьеры, которые разделяют их в повседневной жизни.

Куда отправиться на карнавал летом

Поскольку карнавалы давно вышли за рамки исключительно предпасхольных торжеств и превратились в крупнейшие музыкально-танцевальные марафоны, не обязательно ждать конца февраля – начала марта, чтобы потусоваться на одном из них. Летом, например, в Лондоне стартует ежегодный Notting Hill Carnival.

Почему это стоит увидеть

Ноттинг-Хиллский карнавал проводится с 1999-го на улицах одноименного района. Этот праздник изначально организовывали представители африканской общины, которые населяли Кенсингтон и Челси (округ, в котором находится Ноттинг-Хилл) в 1950-х годах. Фестиваль собирает до 2 млн участников! В программе — костюмированные шествия, уличные вечеринки, концерты, маркеты еды, афтер-пати. В общем, много крутого.

Музыка

Все знают, что музыкой бразильского карнавала, сформировавшегося под влиянием африканской культуры, является самба. Но, поскольку ноттинг-хиллский фестиваль имеет карибские корни, его основной звук — сока. Да, вы услышите там и регги, и дэнсхолл, и другие жанры, но сока — душа. Её диапазон — от 120 до 160 ударов в минуту. В отличие от того же дэнсхолла, который может принимать различные настроения, сока — это всегда праздник. Она увековечивает центральные темы карнавала — радость и свободу.

Как танцевать

В общем, если задумались о визите в Лондон или на любой другой карнавал, самое время разучивать танцевальные движения.

Нравятся наши тексты? А у нас еще клевый билетный сервис есть. Ты нас очень поддержишь, если купишь там билет на фестиваль, концерт или вечеринку — выбираем их как для себя!

katacult_media_banner_strichka-2