Человеку, который никогда не видел танец со стороны, он, наверное, показался бы странным зрелищем. Что за абсурдная идея — дергаться под музыку? Тем не менее люди танцуют чуть ли не столько же, сколько существует само человечество: уже в Древнем Египте, Индии и Греции хореография считалась важнейшим из искусств. Как же возникла эта, на первый взгляд, бессмысленная практика и почему она занимает такое важное место в нашей жизни? Ученые до сих пор не могут дать точный ответ на этот вопрос, но мы решили разобраться в наиболее правдоподобных теориях и рассказать о них вам.


Когда животные танцуют

До недавнего времени в научном мире существовало убеждение, что по-настоящему танцевать умеют только люди. Всё изменилось в конце нулевых, когда Интернет разорвали видео с исполняющим зажигательные па попугаем Снежком. В 2008 ролики привлекли внимание профессоров из калифорнийского Института нейронаук. Когда профессор психологии Анирудд Пател увидел, что вытворяет Снежок, тот был сражен наповал и тут же решил провести над талантливым пернатым несколько экспериментов.

Задача исследования состояла в следующем: выяснить, Снежок действительно самостоятельно двигается под музыку, просто имитирует чьи-то движения или зрители принимают его поведение за танец в силу естественной склонности к антропоморфизму. Чтобы достичь поставленной цели, Пател взял песню, под которую попугай особенно любил танцевать, и проигрывал её в разной скорости, то замедляя, то ускоряя темп композиции. Результаты эксперимента не разочаровали: Снежок в самом деле синхронизировал свои движения с темпом музыкального сопровождения.

Был ли Снежок всего лишь исключением, подтверждающим правило, или одним из многих танцующих животных? Чтобы найти ответ на этот вопрос, другая группа ученых изучила тысячу видеороликов с якобы танцующими котиками и собачками. В результате детального исследования признаки хореографии удалось обнаружить в поведении 15 видов. Причем 14 из них, как и Снежок, относились к семейству попугаевых — исключением оказался лишь индийский слон.

Гипотезы: почему мы танцуем?

У попугаев, людей и слонов не так уж много общего. Что нас объединяет, так это способность к звукоподражанию, то есть умение имитировать звуки, несвойственные своему виду. Это умение предполагает не только особое строение голосового аппарата, но и развитый мозг. Причём же тут танцы, спросите вы? Дело в том, что участки мозга, отвечающие за движение и звукоподражание, расположены рядом. Таким образом, согласно одной из гипотез, танец — это просто побочный продукт развития речи.

Впрочем, сами ученые, проводившие описанное исследование, отмечали, что звукоподражательная гипотеза не выдерживает критики. Дело в том, что способность топать в ритм никак не связана со звукоподражанием и, в отличие от последнего,  широко распространена среди животных. Например, калифорнийские морские львы отлично чувствуют ритм и могут качать головой в такт музыке, хотя и не умеют имитировать звуки. Отсюда возникает вторая гипотеза: изменения мозга, позволяющие нам танцевать, могли возникнуть вследствие естественной способности реагировать на ритм в социальном контексте.

Звучит правдоподобно, но одна нестыковка ставит под вопрос сразу обе из вышеописанных гипотез. Если способность реагировать на ритм — универсальная первопричина танца, то почему тогда некоторые животные способны к звукоподражанию и в то же время совершенно нечувствительны к ритму? Загадка остается. Попробуем зайти с другой стороны и обратиться к эволюционизму. Ещё сам Дарвин отмечал сходство между брачными играми птиц и хореографическими ритуалами человека. Отсюда возникает предположение, что изначальной функцией танца мог быть банальный половой отбор.  

Исследование профессора Уильяма Брауна из Ратгерского университета, опубликованное в 2005 году, подкрепляет эту гипотезу. В ходе эксперимента было обнаружено, что людей с симметричными чертами как правило считают лучшими танцорами. Таким образом танцевальные способности могут отражать биологические или генетические качества, предпочтительные при выборе партнера для продолжения рода.

Но ведь танцы бывают не только парными. Участие в групповом танце и даже просто созерцание танцующих людей задействует зеркальные нейроны — участки мозга, которые возбуждаются как при выполнении определённого действия, так и при наблюдении за выполнением этого действия другими. То есть даже тогда, когда вы просто сидите на диване и смотрите «Танцы со звёздами» по телевизору, внутри вы танцуете. Считается, что именно зеркальные нейроны играют ключевую роль в установлении эмпатии. Многие исследования подтверждают: групповой танец способствует установлению доверительных отношений и ощущению общности.

Что такое танец?

Трудности в изучении хореографии как феномена человеческой деятельности начинаются уже на этапе определения: неясно, какие движения уже можно назвать танцевальными, а какие нет. Наиболее распространенное определение танца — это выразительные телодвижения под музыку или ритм. Оно едва ли дает исчерпывающее понимание явления, но по крайней мере позволяет провести какую-то черту. Например, брачные игры райских птиц внешне очень похожи на танец, но всё же им не являются хотя бы в силу отсутствия музыкального сопровождения.

Мы не можем сказать наверняка, когда люди начали танцевать, но археологические находки позволяют со всей уверенностью говорить о том, что уже в третьем тысячелетии до нашей эры танец был важной частью действительности. В Ветхом Завете неоднократно встречаются упоминания о плясках. Глубокими танцевальными традициями располагает индийская культура — танец был характерным действием бога Шивы. Одно из первых изображений хороводов встречается в наскальной живописи пещер Бхимбетка, важном памятнике периода мезолита:

Изображения обнаженных танцовщиц были найдены в усыпальнице древнеегипетского вельможи Небамуна (1350 тыс. лет до н.э.):

Какими же были танцы в те далекие времена? Мы можем только предполагать, но, по всей видимости, они либо пересказывали истории о богах на языке тела, либо должны были способствовать разрядке эмоций. Хотя звукоподражательная гипотеза, как нам удалось выяснить, не вполне соответствует действительности, она проливает свет на важнейшую характеристику танца  — имитацию. Без способности к подражанию действительности (см. мимесис) хореографии попросту не существовало бы, впрочем, как и всего искусства вообще. Танцоры древности имитировали то, что в противном случае можно было бы передать посредством речи. И вновь мы упираемся в зависимость между движением, имитацией и речью, причем движение, танец оказывается особым языком и заменителем для речи, там, где она бессильна — при передаче сложных для понимания или невыразимых понятий.

Почему же мы до сих пор так плохо понимаем природу танца? На то есть несколько причин. Во-первых, танец объективно сложно исследовать в силу его эфемерности: в отличие от изобразительного искусства или даже музыки, хореография почти не оставляет после себя памятников материальной культуры. Во-вторых, традиционная наука сформировалась под влиянием европейской культуры, а та в свою очередь впитала предрассудки христианства, считающего танец легкомысленным занятием. Любопытно, что уважительное отношение к хореографии как правило сохранялось именно в тех культурах, где танец участвовал в религиозных ритуалах.

В-третьих, многие исследователи отрицали специфическую природу танца и считали, что она сводима к некоей сумме других искусств, составляющих танец (музыки и скульптуры). Либо же, напротив, считали пляску лишь функциональным элементом чего-то более крупного и важного: например, в фольклористике предметом изучения являлся обряд, где пляска — лишь функциональный элемент синхронического действа. Таким образом танец долгое время оставался маргинальным предметом для изучения, интересным лишь для самих танцоров. Активное изучение танца с точки зрения антропологии началось лишь во второй половине ХХ века. Это дает надежду на то, что со временем к хореографии наконец начнут относится серьезно и совсем скоро мы узнаем о ней немножечко больше. Ну а пока остается только танцевать.

katacult_brave-factory2019_banner--1-