Нет лучшего пиар-хода, нежели мифотворение. Таинственные истории, многочисленные легенды и слухи привлекают внимание слушателей. Хотя мистификациями музыканты пользуются редко, но часто достаточно метко и талантливо. И о них хотелось бы рассказать подробнее.


ЗИНОВИЙ БИРТМАН

Судьба Зиновия Аркадьевич Биртмана тяжела. Родился он 12 ноября 1934 года в семье работника НКВД Аркадия Леонидовича Биртмана. Мать его работала в женской гимназии Нины Иосифовны Струцовской. Но не сошлись сердца чекиста и училки, разошлась пара. Зиновий отправился жить с мамой в Тюмень. На семиструнной гитаре учился играть сам. Первые песни сочинил в школе. Благодаря фильму «Алмазы» заинтересовался геологией и отправился путешествовать. В 1979 году записал знаменитый альбом «Следы от компота» вместе с городскими музыкантами ВИА «Добрый Вечер», в который вошли песни: «Пригласите негра танцевать» и «Любовь и лед».

Работы Биртмана, скончавшегося в 1981 году, оказались в руках Валентина Иосифовича Ж. Перед смертью коллекционер промолвил: «Я вижу, ты хороший парень, хоть и еврей, эти бумаги, они тебе нужнее» и отдал Александру Великанову с друзьями рассказы советского барда.

Творчество Биртмана стали восстанавливать по крупицам энтузиасты из общества «Наследие». За основу они взяли записи тюменского Высоцкого 1979 года, которые тот сделал вместе с музыкантами местного ресторана «Русь».

Если вы дочитали эти строчки до конца, то знайте — все это мистификация, которую придумали музыканты в 2015 году. На самом деле «Зиновий Биртман» является кисельно-пломбирным псевдосоветским поп-рок-стёбом. Песни группы сделаны настолько качественно, что невольно веришь, что бравые ребята в клетчатых рубашках играли на гитарах «Урал» мажорные аккорды и пели «Человек говно», а симпатичные комсомолки в пятнистых юбках танцевали, подпевая: «Ла-ла-ла».

Биртман чудесно обыгрывает музыкальные клише, звучавшие в советских кинопроизведениях. Но не забывает при этом дать вкусить холодца всем современным тенденциям: селфи, модным диджеям и "ice bucket challenge".

SILENCER

Благодаря группе Silencer я узнал о существовании фильма Begotten, который всегда предлагаю посмотреть во время знакомства с девушкой. На фоне того, как Бог потрошит себя ножом, высокий голос солиста группы Nattramn’а начинает апокалиптично завывать.


Вокруг этого коллектива тоже ходили слухи, только не такие забавные, как о Зиновии Биртмане. Участники Silencer'a не занимались особо своей официальной страницей в интернете, не давали интервью и никак не комментировали легенды. Такая скрытность и способствовала распространению лживых сведений.

«Вскоре после записи альбома вокалист Nattramn был помещен в психиатрическую клинику города Векше (Vaxjo Psychiatric Ward). На этом этапе история Silencer заканчивается. Проходя курс лечения в клинике, музыкант основал новый проект — Diagnose: Lebensgefahr, исполняя музыку в стиле dark ambient / industrial / noise», — цитирует слухи сайт HitKiller.

В 2001 году в медиа появилась информация, что некий 26-летний пациент cбежал из психиатрической клиники Векшё. Он нанес шестилетней девочки удары топором. На месте преступления оставил записку, украшенную нацистскими символами с сообщением, что намерен совершить несколько убийств, скрываясь под псевдонимом «Быстрый Томас».

Фанаты Silencer'a преположили, что сбежавшим мог быть Nattramn. Все это было дополнено жуткими историями о том, что продюсер, басист и барабанщик группы покончили жизнь самоубийством.

Однако ожидания фанатов отличались от реальности. В 2011 году Nattramn объявился с книгой Grishjärta («Сердце свиньи»), выпущенной в количестве 200 экземпляров. А все участники коллектива оказались живы и здоровы.

Легенды отлично ложились на депрессивно-инфернальную стилистику Silencer и стали удачным пиар-ходом.

ФРИЦ КРЕЙСЛЕР

Один из лучших скрипачей на рубеже XIX—XX веков был тем ещё мистификатором. Зачастую свои произведения под знаменитыми фамилиями музыканты выпускают ради приобретения популярности. Фриц Крейслер же приписывал собственные произведения, созданные в стиле барокко, именами Вивальди, Корелли и Пуньяни ради смеха и нравоучения.

В 1905 году он создал цикл скрипичных пьес «Классические рукописи» — 19 миниатюр, написанных как подражание классическим произведениям 18 века. Их он не подписал своим именем, а назвал транскрипциями музыки упомянутых классиков. Одновременно с этим он представил и свои стилизации известных венских вальсов — «Радости любви», «Мук любви» и «Прекрасного розмарина».

Критики же недовольно фыркали на его каверы гениев 18 века, сравнивая их с чудесным «оригиналом» — его же транскрипциями. В 1935 году Фриц рассказал критику газеты «Нью-Таймс» Олину Доуэну о мистификации, оставив коллег по цеху последнего в ступоре.

Крейслер продемонстрировал, как легко люди ведутся на громкие имена, нежели по достоинству оценивают представленный им материал. Кроме того, он отмечал: «Я находил, что постоянно повторять собственное имя в программах концертах будет неловко и нетактично».

Годами позже композитор Ремо Джадзотто опубликовал пьесу Альдаджио и приписал её авторство Томазо Альбинони, биографию которого Ремо изучал. Он придумал интересную историю, будто фрагмент произведения был найден среди развалин Саксонской земельной библиотеки в Дрездене. Альбиони утверждал, что лишь реконструировал творческое наследие венецианского скрипача.

TOOL И ЛАКРИМОЛОГИЯ

Tool — это не только серьезная музыка, но еще и прекрасное чувство юмора. Как только музыканты не разыгрывали фанатов: то объявят о выходе нового альбома, то создадут псевдонауку — лакримологию, изучающую плач.

Участники Tool придумали лакримологию как ответ на саентологию, которую не очень любили и подкалывали при каждом удобном случае. В одной из публикаций на сайте группы сообщалось: «Летом 1948 года Рональд П. Винсент переезжал из Канзаса в Голливуд после того, как его жена разбилась в странной автомобильной аварии. Он чуствовал неотступную боль, которая и вдохновила его на сочинение первой и единственной книги «Радостное руководство к Лакримологии».

В трактате отмечалось, что человеку свойственно испытывать эмоциональную и физическую боль, от которой старается избавить наука. Лакримология же призывает испытывать страдания и омывать их слезами.

Конечно же, фанаты ринулись искать письменный труд, но так ничего и не нашли. Самое удивительно, что исследования привели некоторых людей в каталоги Библиотеки Конгресса. А лакримология получила своих последователей, которые способствовали росту популярности Tool.