Помните замечательный мультфильм «Остров сокровищ», снятый на «Киевнаучфильме» Давидом Черкасским? Там еще звучало много смешной и очень запоминающейся музыки про море, пиратов и прочее. Вот только это были не традиционные песнопения о корабельном быте и романтике под парусом — оригиналы про «Пятнадцать человек на сундук мертвеца», «Drunken Sailor» и даже песни запорожских казаков звучат иначе. О них мы и расскажем.


Фольклорный жанр шанти (shanti или chantey), обозначающий песни моряков, зародился среди волн где-то в XVI веке благодаря британским судоходцам. В доказательство этого факта обычно вспоминают песню из книги “The Complaynt of Scotland”, первое упоминание которой датируется 1549 годом.

У всей этой истории с шанти есть очень практическая подоплека. Так, припев в таких песнях всегда приходится на рывок или толчок, поскольку во времена парусного судоходства морякам постоянно доводилось выполнять силовые упражнения с канатами, цепями и другими важными предметами на корабле. Кроме того, у всех композиций всегда присутствовал запевала — шантимен, которому потом подпевали все остальные участники команды. А сами песни строились по принципу «вопрос-ответ». Поэтому у шанти есть своя отдельная классификация: песни разделяют по роду занятий на корабле — поднятие паруса, травление канатов и так далее.

Поднять паруса!

Шанти долгого пути (long-haul shanties) или длинного рывка (long-drag) также назывались halyard и исполнялись во время какого-то затяжного, даже нудного процесса. Например, кто-то из членов экипажа лезет на мачту, чтобы развязать паруса, а остальная команда на палубе держит фал. Во время куплета все отдыхают, а во время припева (обычно двойного) уже начинают тянуть. В фильмах про пиратов можно заметить, что парус поднимается рывками, на которые и приходятся акценты в текстах.

Песни с более короткими рывками, но с более резким силовым моментом, называются шанти короткого рывка (short-drag shanties, они же short-haul или sheet). Исполнялись они во время работы, которая занимала гораздо меньше времени, но требовала больших усилий. Поэтому тут всего лишь один акцент на припеве в конце. Кстати, одна из песен поджанра стала саундтреком к известной серии игр Assassin's Creed.

Поднять якорь!

Песни capstan получили свое название из-за механизма кабестан — вертикального вала, который при помощи каната или цепи поднимал и опускал что-то тяжелое, например, якорь. Раньше устройство представляло из себя вращающийся столб с четырьмя рычагами.

Этот подвид песен самый спокойный из шанти, так как при такой работе морякам не нужно было сильно напрягаться, а приходилось просто монотонно ходить по кругу. Так как композиции не требовали надрывного исполнения, у них более развернутый и мелодичный припев. Важнее всего был ритм, отчеканивающий каждый шаг.

Морские песни с длинными припевами были также распространены на кораблях с большой командой. Они назывались stamp-'n'-go и исполнялись во время какой-то коллективной задачи, например, когда нужно было протащить длиннющий канат или завязать из него петлю.

Пожалуй, самым известным примером шанти является песня “Drunken Sailor”, появившаяся, по легенде, на китобойном судне, которое шло из Нью-Лондона в 1839 году. Она как раз и относится к stamp-'n'-go.

Кто только не прикладывал руку к ремиксам и перепевке этого морского хита! Так, у БГ и группы «Аквариум» есть композиция «Что нам делать с пьяным матросом?». А вообще ее слышал каждый, кто хоть раз видел «Губка Боб Квадратные Штаны».

Откачать воду!

Уже по названию pumping понятно, что этот подвид шанти имеет отношение к воде в трюмах, которую надо было откачивать. Со временем насосные механизмы совершенствовались и песни видоизменялись, объединяясь с кабестановыми шанти. Но классика у поджанра все равно сформировалась, просто исполнялась потом уже скорее как дань истории.

Отдыхать

Не работой единой жили моряки. Иногда они собирались на носу корабля, возле бака, чтобы просто отдохнуть, расслабиться и поговорить. Поэтому песни, не связанные с работой, получили название баковые (forecastle). Был у них и церемониальный характер: например, когда судно пересекало экватор, команда исполняла что-то разгильдяйское и задорное.  

Закинуть невод!

Отдельным подвидом шанти идут песни рыболовецких судов, у которых были свои легенды, сленг и терминология, связанная с промыслом. Эти музыкальные творения назвали в честь селедки — menhaden shanties.

Лодки на воду!

Тот факт, что моряцкие песни применяли для активации тяговой силы, также подтвердил небезызвестный Алан Ломакс. Этот фолк-исследователь еще в 1935 году записал на Багамах полевые записи местных моряков. Шанти, которые он зафиксировал, по-местному назывались launching songs — песни о спуске или буксировке лодки.

Из морского быта этот фольклор перекочевал на сушу и для точно таких же целей исполнялся рабочими, которые прокладывали на островах дороги, и фермерами в полях. В такие песни в основном входило жизнеописание быта вкалывающего класса со вставками из старинных английских баллад.

Йо-хо-хо и бутылка рома

А вот самую известную пиратскую песню «Пятнадцать человек на сундук мертвеца» ошибочно считают шанти, но она всего лишь подражает стилю.

Легенда этой песни такова: автор «Острова сокровищ» Роберт Льюис Стивенсон взял оригинал из книги Чарльза Кингсли “At Last: A Christmas in the West Indies” 1871 года. Там упоминалось название “Dead Man’s Chest”, обозначавшее остров «Сундук мертвеца» из группы Британских Виргинских островов. Еще в начале XVIII века капитан пиратского судна «Месть королевы Анны» Эдвард «Черная Борода» Тич высадил на этот маленький остров в Карибском бассейне команду из 15 мятежников, которых возглавлял главный по абордажной команде квартирмейстер Уильям Томас Боунс (да-да, «где карта, Билли» писан именно с него). Всем пиратам тогда выдали по бутылке рома, который вызывает серьезный сушняк из-за его высокой крепости.

Через месяц Черная Борода вернулся и увидел, что мятежное крю выжило в полном составе. В итоге после такого шоу на выживание капитан смилостивился и по многочисленным просьбам зрителей, то есть остальной команды, помиловал бунтовщиков и забрал их обратно на борт.

Песни моряков в современности

В современной поп-культуре, помимо обыгрывания пиратской тематики, есть еще масса отсылок к фольклору моряков. Например, в альбоме «Пионерские блатные песни» Андрей Макаревич и Алексей Козлов исполнили «В Кейптаунском порту». В 1940 году эту песню (с оригинальным названием «Жанетта») написал девятиклассник Павел Гандельман, который потом стал судовым врачом. В основу он положил мотив фокстрота Шолома Секунды "Bei mir bist du scheyn" («Для меня ты самая красивая...»), написанного на слова Якоба Якобса. Эту композицию Секунда создал для мюзикла на идише “I Would if I Could” («Можно было бы жить, да не дают). Его поставил бруклинский Rolland Theater в 1932 году. Мюзикл продержался всего один сезон, но фокстрот получил огромную известность на разных языках. В СССР эту песню под названием «Моя красавица» играл оркестр Утесова.

В песне же речь идет о конфликте английских и французских моряков в Кейптауне, которые жаждали алкоголя и любовных утех. В результате экипаж из 14 человек судна «Жанетта» так и не вернулся на борт, так как британцы постреляли своих соседей из «Браунинга».  

Джазовое кабаре и шансон с человеческим лицом «Хоронько оркестр» перепели старую песню Александра Вертинского «Матросы мне пели про остров». Музыкальные экспериментаторы напихали туда кучу скетчей, добавили сингалонги в чем-то похожем на припев — и вышло вполне себе шанти, только с латиноамериканским джазом и ломаными размерами.

В 1993 году группа Tequilajazzz на своем первом альбоме «Стреляли» исполнила песню про Педро (она же «Пиратская»), который на «десяти морях сеял кровь и страх» и «был мечтою для молоденьких вдов». Но тут интереснее не навороченное и при этом заводное исполнение, а скрытый трек в конце всего LP. Там бухие музыканты поют под акустику со вступлением из “Stairway To Heaven” Led Zeppelin. Видимо, изначально песня так и задумывалась.

В Украине тему пытались раскрыть три года назад, когда в клубе «Дзиґа» проходил концерт «Пісні під вітрилами та Шанти у Львові». Все средства, собранные на концерте, должны были пойти на восстановление украинской легенды — казацкой чайки «Пресвята Покрова», которую сконструировали еще в 1991 году. На тот момент в 2016 году она находилась в порту Понт-Авент на Западе Франции и разрушалась.

Тогда выступали польские шантимены «Старі дзвони» и украинский коллектив «Міклухо Маклай», который поет традиционные песни казаков, ходивших на чайках.

На западе сейчас популяризацией направления занимаются ирландцы The Dubliners, шотландцы Silly Wizard, канадо-ирландцы The Irish Rovers, а также The Dreadnoughts, которые пишут, что они из Ванкувера, что в Британской Колумбии. Британцы The Longest Johns от них не отстают, а во Франции есть Marée de paradis,  в США — Tough Old Bird. Направление даже доплыло до Австралии с The Button Collective и The Southern Ocean Sea Band, а также Новой Зеландии, где его представляет Wellington Sea Shanty Society. В общем, парусным мореходным традициям в песнях не дают загнуться по всему миру, тысяча якорей морским чертям назло!