Многие артисты приходят в музыку примерно так, как австралиец Rudolf C. В эту самую минуту какой-то парень или девчонка сидят на кровати в своей небольшой комнате, окруженные двумя верными друзьями — стареньким синтом и видавшей виды драм-машиной. Многие так начинают, но далеко не у всех следующие три года складываются так же положительно, как у Рудольфа Дорра. Уважение за лайвы и повсеместная известность за диджей-сеты с узнаваемым стилем, туры по Европе, 1-2 релиза в год на совершенно разных небезызвестных лейблах, серия собственных вечеринок в Мельбурне, запуск далеко идущего лейбла Salt Mines в Берлине в связке с лучшим другом — это перечень главного. Накануне первого визита амбассадора лоу-фай звучания в Украину по случаю праздничной годовщины Criminal Practice мы познакомились с артистом поближе и кое-что разузнали.


Как тебя занесло в музыку? Что тебя к ней подтолкнуло и какими были ранние влияния?

Я пробовал играть на разных музыкальных инструментах в начальной школе. Первой была труба, затем перешел на гитару и угодил в период одержимости металлом, к которому перегорел на полпути в старшие классы. После этого я подался в хип-хоп, через который естественным образом пришел к танцевальной музыке.

Как сформировалось твое характерное звучание в хаусе и техно? И почему остановился на этих жанрах?

Изначально я создавал музыку в таком саунде, потому что он был созвучен с хип-хопом, который я тогда слушал. К тому же, меня привлекал DIY-процесс: записи, основанные исключительно на «железе», и продюсирование в спальне с несколькими синтами и магнитофоном под рукой. Хаус и техно случились со мной как-то сами по себе через мое окружение. Серьезно я этим никогда не интересовался, но пара толчков в эту сторону от моих друзей сделали свое дело.

Опиши свой привычный продакшн-процесс. Как он начинается, продолжается и завершается? И как ты понимаешь, что трек готов?

В последнее время я начинаю с басовой линии и текстур, прежде чем перейду к чему-то еще. Затем я выстраиваю вокруг них барабаны и запускаю драм-дорожки. Дальше этого структурирование не заходит. На данном этапе я пускаю на повтор то, что успел собрать, могу добавить перкуссии, саб или хай-хет, очерчиваю «петли». Иногда трек готов через 2 часа, а иногда я просиживаю весь день над ним, и в итоге все удаляю. На самом деле, все зависит от трека.

Ты известен как преданный поклонник аналогового оборудования как в студии, так и во время лайвов. Откуда такая любовь к «железу» и что ты лично находишь в аналоге, чего не может дать тебе цифра?

Меня притягивает тот опыт, который ты можешь приобрести только во время работы с аналоговым оборудованием. Хотя сейчас я использую не только «железо», я все еще не могу делать музыку только на компьютере. Когда я берусь за свой MPC, то сразу же вливаюсь в хорошо знакомый мне процесс. С компьютером это так не работает, в частности, потому что я не настолько силен в Ableton, чтобы процесс протекал естественно.

Какой у тебя лайв-сетап сейчас? Отличается от студийного?

На самом деле, я не играл лайвы уже около года. Использовал MPC1000, DSi Mopho, Cyclone TT-303 и Korg MS2000. Также я загружал на свой MPC сэмплы с JV 1080 и Juno 2. Я перестал играть лайвы из-за дискомфорта путешествий со всем этим оборудованием, я угробил пару MPC таким образом. В итоге придерживаться необходимого сетапа стало слишком дорого. Тем не менее сейчас я пишу новый лайв-сет для нескольких событий, запланированных до конца этого года.

Ты как-то сказал, что раздолбанная Yamaha DX100 положила начало твоим отношениям с танцевальной музыкой. Смена оборудования влияет на то, как ты продюсируешь и куда направляешь процесс?

Разумеется! Хотя это не всегда то, чего бы мне хотелось. Это накладывает свои ограничения, что не обязательно хорошо. В течение какого-то времени мне доводилось использовать Juno 60 просто как шумогенератор, так как большинство звуков сдохли, было странно.

С каким оборудованием ты мог бы отождествить свою музыку? Из того, что есть в твоем арсенале, или вообще

MPC1000, в горе и в радости!

Какое-то время ты писал более спокойную музыку в студии, ближе к дабу и эмбиенту. При этом во время лайвов тяготел к более тяжелому звучанию, ориентированному на танцполы. Почему ты разделял эти области? Случалось ли играть наоборот: хард-дэнс в студии и даб/эмбиент на публике?

Никогда не играл наоборот! Но точно хотел бы попробовать. Наверное, просто не подвернулось подходящей возможности для даунтемпо-сета. Сейчас я и в студии в основном пишу музыку, ориентированную на клубы, и только изредка балуюсь эмбиентом.

Также ты обмолвился, что продюсировал более спокойную музыку «для себя» в качестве отдыха от стрессовых лайв-сетов. Почему лайвы сопровождались стрессом?

Лайвы выматывали меня, потому что я писал по часу новой музыки для каждого случая. В какой-то момент я словил себя на том, что играю как минимум два лайва в месяц. А генерировать по два часа свежей достойной музыки ежемесячно чрезвычайно сложно. Теперь я крайне редко даю лайв-шоу — все время играю диджей-сеты, это очень весело. И все же видеть, как толпа реагирует исключительно на твою музыку — это космос

Кого из артистов уважаешь в области живых выступлений?

Dresvn и Ron Obvious — два лайв-перформера, которые мне очень нравятся в последнее время.

Какие из релизов наиболее показательные для Salt Mines и каких стоит ожидать больше всего?

Я бы сказал, что релиз SALT005 очень в духе Salt Mines. Он обозначил поворотный момент в звучании, которое нам нравится. В том числе эта запись показательная в плане будущего саунда лейбла. Из предстоящих релизов ожидайте кое-что особенное от меня и Lou Karsh в начале следующего года.

Почему выбрали Берлин для штаб-квартиры лейбла? Далековато от Мельбурна.

Думаю, в разрезе работы лейбла Берлин — естественный выбор, если метишь в эту часть света. Так мы ближе к нашему дистрибьютору и точке производства, а значит мы относительно экономим время на ожидании тестовой печати. Да, это чертовски далеко от Мельбурна, но здесь повсюду австралийцы, поэтому расстояние не так уж сильно ощущается, хаха.

Расскажи о своих вечеринках Untitled в Мельбурне. Какими они были и про что?

Мы начали Untitled с Shedbug и Sam из Bizarro несколько лет назад. Главным образом для того, чтобы продвинуть звучание, которое было обделено вниманием на то время. Мы закатывали действительно крутые вечеринки какое-то время, было очень весело. Сейчас все это приостановилось, потому что каждый из нас сосредоточился на аспектах собственной музыки.

Опиши идеальную вечеринку.

Темная комната! Клубы дыма и добротная саундсистема — это идеально. Перебор с лазерами и всеми этими вспышками быстро надоедают.

В довольно короткие сроки ты добился повсеместного успеха, о чем свидетельствовали солд-ауты на большинство событий с твоим именем в лайн-апе. Ты мог себе такое представить в 2015-ом, когда ты только начинал?

Это все еще кажется странным. Я совсем не ожидал, что все вырастет до таких масштабов. Тем не менее еще многое предстоит сделать!

Что вдохновляющее слушал в последнее время? И что тебя вдохновляет помимо музыки?

Недавно слушал микс Linkwood ‘Hi-Vis Blues’. Просто 4-часовой поток очень-очень хорошей музыки, определенно заслуживает внимания. Он вдохновил меня копнуть еще глубже в поисках танцевальной музыки, что меня серьезно увлекает в последнее время. Кроме музыки? Сложно сказать. Славный солнечный денек в студии — это всегда здорово.

Какой из своих треков или миксов порекомендуешь человеку, который будет слушать Rudolf C впервые?

Мой самый последний микс Balamii — довольно удачный отпечаток того, что мне нравится в последнее время. Или ‘EndoPlazm’ EP, который вышел на Sensu несколько месяцев назад.

Чем бы ты занимался, если не музыкой?

Даже не представляю.