Library-музыка — не самое привычное словосочетание, хотя описывает оно многочисленные релизы, которые часто незаслуженно пылятся на полках аудиобиблиотек. Другие ее названия — продакшн-музыка или стоковая — уже понятнее, так как речь о мелодиях, созданных для телевизионных и радиопрограмм, фильмов или рекламных роликов.

Юристы определяют ее как музыку, права на которую принадлежат лейблу. То есть она может без проблем лицензироваться, так как разрешение автора не требуется. Но то, что это достаточно прикладная, даже функциональная музыка, которая должна звучать на фоне или в дополнение к чему-то, совсем не означает, что она пуста или не талантлива.

Золотой эрой library-музыки считаются 60-70-е годы — тогда к ее созданию приложило руку немало хороших композиторов. Телевидение как раз развивалось, стали появляться всевозможные специализированные лейблы (как KPM, Bruton, Sonoton и другие), которые создавали звуковое сопровождение к сериалам, радиопостановкам, рекламе и часто к низкобюджетным фильмам. Например, в «Рассвете мертвецов» (который 78-го, а не римейк Зака Снайдера), вместе с полноценным саундтреком рок-группы Goblin, звучит еще около семидесяти композиций library-музыки. Их лично выбрал режиссер картины Дарио Ардженто.

Поскольку для композиторов это была неплохая возможность не только подзаработать, но и вдоволь поэкспериментировать, среди тогдашних джинглов много новаторских образцов. В библиотечной музыке нашли отражение все возможные жанры — от джаза или рока до электронщины, которая еще только формировалась и создавалась на различных прото-синтезаторах, драм-машинах и прочем самодельном оборудовании, склеивалась из полевых записей и составлялась из проб в саунд-дизайне.  

Как минимум все знают Эннио Морриконе, а были еще крутые Вангелис, Морт Гарсон и многие другие музыканты, наполнявшие эти библиотеки. Кроме того, library-музыка повлияла на многих современных электронных продюсеров и артистов, например на Legowelt и Alessandro Cortini. Сейчас некоторые лейблы переиздают подборки с этими композициями. Так, Trunk Records с начала 2000-х перевыпустил много всего важного — дальше в тексте как раз будет несколько примеров.  

Если подытожить, среди продакшн-музыки можно найти немало сокровищ — нужно только как следует покопаться. Чтобы немного облегчить вам хотя бы начальное знакомство с library, приводим примеры некоторых имен талантливых композиторов и их важных релизов.

Raymond Scott

Один из пионеров электронной музыки Рэймонд Скотт интересен, конечно, далеко не только своей продакшн-музыкой. Хотя многие его мелодии в первую очередь можно было услышать где-то в мультфильмах про Багза Банни и Даффи Дака.

Джазовый пианист и композитор Скотт был еще и неутомимым изобретателем, который использовал целый набор придуманных и собранных им же музыкальных машин. По сути это были прототипы современных синтезаторов, секвенсоров и драм-машин — Klavivox, Circle Machine, Bass Line Generator, Rhythm Modulator, Karloff, Bandito the Bongo Artist, Electronium. Благодаря такому набору кастомных девайсов даже музыка для рекламы средства от кашля, автомобилей, духов, Twinkies и Nescafé кажется особенной. Тем более, он в принципе одним из первых начал использовать электронные инструменты для создания джинглов.

В “Manhattan Research Inc.” вошли композиции, записанные им в период с 1956 по 1969 год для фильмов, рекламы, телешоу, а также просто его музыкальные эксперименты. Альбом впервые вышел в 2000-м на CD, а в 2017-м был переиздан на виниле.

Alan Hawkshaw и Brian Bennett

Эти двое британских композиторов много писали для легендарного library-лейбла KPM и в свое время создавали одни из лучших образцов продакшн-музыки.

Клавиши Алана можно услышать в теме Grange Hill и Channel 4 News. Брайан, известный как барабанщик в The Shadows, получил Ivor Novello Awards за композиции для фильмов и телевидения. Интересно, что его музыку использовал даже Дрейк: «Моя внучка теперь думает, что я крутой!».

Их как совместные, так и сольные работы можно найти в релизах самого KPM и на многочисленных компиляциях и переизданиях. Например, манчестерский лейбл Be With Records два года назад запустил большую компанию с KPM и выпустил серию альбомов (и продолжает выпускать) с музыкой этой библиотеки. Среди прочего тут вышла пластинка “Synthesis” с работами композиторов.

Здесь же увидел свет и альбом с новой музыкой Хокшоу и Беннета “Full Circle” —  это характерный для них джаз-фанк, очень свинговый и живой. Получилась добротная работа, которая опирается не столько на ностальгию, сколько на опыт и мастерство.

Ron Geesin

Еще один недооцененный талант из Британии — авангардный музыкант и композитор, который наибольшую известность получил как соавтор сюиты “Atom Heart Mother”, а также как дирижер оркестра, который исполнял эту композицию с Pink Floyd в 70-м. Еще он записал альбом "Music from The Body" с Роджером Уотерсом. И раз он в этой подборке, значит, писал и library.

Хороший пример — альбом “Electrosound” 72-го года, который потом переиздавался в 2008-м. Тут и мандолины, и банджо, и тарелки, и пианино, и вообще различные эксперименты Гисина с записями. Сам он так комментировал свою работу: «Я представляю различные мелодии, немелодии, антимелодии, приятные и неприятные звуки для различных случаев и заявляю: эти фрагменты можно комбинировать друг с другом (настолько несинхронизировано, насколько возможно), чтобы достичь большей диффузии, а со скоростями проигрывания ошибиться невозможно».

В общем, импровизируйте и наслаждайтесь.

Barbara Moore

Композиторка, аранжировщица и вокалистка Барбара Мур много писала для рекламы и конкретно сотрудничала с library-лейблом De Wolfe. Также ее авторству принадлежить большая чать музыки для сериала “The Sweeney”.  Параллельно она была участницей коллектива The Ladybirds, а потом основательницей The Barbara Moore Singers.

Ее джазовый “Vocal Shades and Tones” наполненый легкими, свинговыми, даже сексуальными мелодиями с запоминающимся вокалом и нотами босановы, джаз-рока и попа.

Basil Kirchin

Когда Брайан Ино впервые увиделся с Бэзилом Кирчином в лондонской студии звукозаписи в 1974 году, он понял, что встретил незаурядного музыканта: «Бэзил не был частью ни одной из сцен, которые я знал». Зато британский композитор и барабанщик Кирчин был одним из родоначальников эмбиент-музыки. И, как и многие выдающиеся композиторы в 60-х, писал музыку для библиотечных лейблов, в частности для De Wolfe, а также для конкретных фильмов, как “Catch Us If You Can” , “The Shuttered Room”, “I Start Counting” и “The Abominable Dr. Phibes”.

В 67-м ему подарили рекордер, так что Бэзил стал активно записывать различные звуки и шумы, например в Лондонском зоопарке, а еще голоса детей с аутизмом.  

Сборники его работ выходили на Tunk Records: обратите внимание на “Primitive London — это авангард-джаз и пост-боп, использованные в фильмах "Primitive London” и "The Freelance". Или на относительно недавний, 2017 года, релиз "Mind On The Run: A Basil Kirchin Sampler": тут запечатлена его активность в начале 60-х — полевые записи, эксперименты, джаз, музыка для фильмов и другая library.

Bernard Fevre

Француз Бернар Февр известен своим проектом Black Devil Disco Club (ранее просто Black Devil), но до этого музыкант зарабатывал на жизнь написанием семплов и композиций для рекламы, издавая продакшн-музыку под своим именем.

В 75-м Бернар выпустил интригующий 20-минутный альбом “The Strange World Of Bernard Fevre”, наполненный пестрой россыпью звуков moog-синтезаторов и драм-машин, за которыми скрываются простые, но очаровательные мелодии. “Molecule Dance” — один из самых известных треков на записи, тяготеющий скорее к эмбиенту или даже синтезаторным экспериментам, чем к танцевальной электронике. Музыка, которая определенно вызывает ассоциации с чем-то космическим, но такой уж он — мир Бернара Февра.

Кстати, в 2009-м Black Devil перевыпустил альбом, правда, частично: в новое издание вошла примерно половина ремикшированных треков из оригинального альбома, зато добавился неизданный ранее материал.

Klaus Weiss

Хороший пример электронной продакшн-музыки поздних 70-х — это альбом "Rhythm & Sounds: Survivor" Клауса Вайса. Здесь собраны лучшие работы немецкого композитора — грувовая, просто космическая, по-хорошему темная и густая музыка.

Хочется просто привести аннотацию к альбому: «Ритм-секция + синтезатор, барабанное соло, разные ритмы и звуки. Для документалистики, информирования, новостей, спорта, индустрии, техники, электроники, науки, преступлений, приключений, космоса и научной фантастики, экологических проблем, наркотиков, скорости, стресса, движения, погони, напряжения, продуктивности, насилия, испуга, силы, творчества, генезиса, конструкции, возвращения, бесконечности, странного мира, расстояния, замедлителя времени, глубины».

Desmond Leslie

У Десмонда Лесли интересная история — он был британским летчиком-истребителем в годы Второй мировой войны, а потом стал писателем-фантастом и одним из пионеров электронной музыки. Десмонд записывал на пленку звуки двигателей, да и в принципе много экспериментировал с тем, что называется musique concrète — авангардной музыкой, для создания которой шумы записывались на магнитофон, а потом редактировались. Также он занимался озвучиванием кино, а еще его работы можно услышать в «Докторе Кто».

В 2005 году лейбл Trunk Records выпустил пластинку "Music Of The Future" (это перевыпуск его ацетата 60-го года), где собраны наработки композитора за 1955 – 1959 года. Это, например, мелодии для фильма “The Day The Sky Fell In” или композиция для перформанса “Death Of Satan”.

Лучше всего к прослушиванию подготовит заметка самого Десмонда: «Поставьте эту пластинку на хороший проигрыватель, покрутите ручки, пока не настроите так, как вам нравится. Скажите соседям катиться к черту (они, вероятно, подумают, что это шумит водопровод). Садитесь и наслаждайтесь».

Mike Sammes

Среди релизов не раз упомянутого уже Trunk Records стоит обратить внимание также на "Music For Biscuits". Это подборка рекламных мелодий Майка Саммса: джинглов для промо-роликов шоколада, пива, сигарет, мыла, мопедов Vespa и даже трактора.

Эти короткие скетчи — джазовые, веселые и даже забавные, иногда слегка безумные и прилипчивые, как и многие хорошие джинглы.

Кстати, в свое время артист успел поработать со многими известными музыкантами, вроде Клиффа Ричарда и Барбары Стрейзанд. Также его бэк-вокал остался на записях The Beatles.

Keith Mansfield

Создатель тем для программ на BBC и для Уимблдонского теннисного турнира Кит Мэнсфилд — один из самых продуктивных авторов лейбла KPM.

Его поклонник Квентин Тарантино использовал работы британского композитора и саксофониста в «Убить Билла» и «Грайндхаусе». Пожалуй, композиция из «Убить Билла» и является самой известной работой Мэнсфилда, она существует под двумя названиями — "Funky Fanfare" и "Soul Thing".

Послушать стоит альбом "Contempo": тут как энергичный соул и фанк, так и более мечтательные и чилловые мелодии на второй стороне.

John Baker

Джазовый и электронный музыкант Джон Бейкер работал в BBC Radiophonic Workshop с 63 по 69-й год. Это такое легендарное подразделение BBC, занимающееся созданием звуков и мелодий для радио, а позже и для телевидения. К примеру, здесь появилось много музыки для «Доктора Кто». Да и в принципе в отделе собралась команда новаторов, которая оставила после себя богатый материал для изучения и сэмплирования, а также вдохновила многих музыкантов. Среди их фанатов — Pink Floyd и Джимми Хендрикс.  

Бейкер был одним из экспериментаторов: он записывал бытовые звуки — вроде стука линейки по столу или извлечения пробки из бутылки — и трансформировал их, превращая в мелодию.

Самого композитора погубило пристрастие к алкоголю, а вот его наследие живет. В 2008 году Trunk Records издал сборник “The John Baker Tapes”. На компиляции собраны редкие и неизданные композиции, написанные Бейкером в 60-70 годах: музыка для сериала “Dial M for Murder” или для рекламы Brylcreem, а также прочие талантливые аудиозарисовки. Первый диск сосредоточен как раз на его работе в BBC, второй — на сторонних проектах и экспериментах.

Компиляции Nuggets от Люка Вайберта

Различных подборок существует не меньше, чем самих композиторов. В завершение советуем несколько интересных.

В начале 2000-х на Lo Recordings вышло два сборника с продакшн-музыкой, заботливо отобранной небезызвестным Люком Вайбертом.

В первую подборку Nuggets – Luke Vibert's Selection попала музыка 70-х из французских библиотек — фанковая, роковая, джазовая, с доброй долей синтезаторов, а иногда и с безумным вокалом. Всего 28 мелодий, созданных когда-то для кино и телевидения.

Вторая компиляция объединила 26 трека, за которыми опять не стоят какие-то широко известные имена, зато по названиям примерно все понятно: ‘Bumblebees Dance’, ‘Electro Twist’ или ‘Sound Industrial 15’.

С третьей серией Nuggets техно-продюсер вернулся уже в 2013-м, знатно покопавшись в архивах музыкальной библиотеки Bruton.

Компиляции Дэвида Холландера

Anthology Recordings  — это дочерний импринт независимого бруклинского лейбла Mexican Summer, специализирующийся на переизданиях важного музыкального наследия, а также издающий книги. В 2018-м году здесь вышла книга Дэвида Холландера “The Hidden History of Library Music”, посвященная той самой продакшн-музыке, а также компиляция "Unusual Sounds". В подборку вошли 20 треков, представляющих эту музыку.  

Это образцы 60-70-х годов — той самой золотой эры — с жанровым замесом из рока, джаза, соула и авангардной электроники. Здесь и фанковый и абсолютно жизнерадостный “Fancy Good” с теплыми басами, и странный, но притягательный, с чуть ли не готическими хоровыми секциями "Xenos Cosmos", и дроуновый 14-минутный трек с говорящим названием "Group Meditation" .

Холландер давно исследует эту тему, поэтому из его рук вышла не одна хорошая компиляция с library-музыкой. Обратить внимание также стоит на серию Cinemaphonic series. В начале двухтысячных на Motel Records вышло два сборника серии: "Electro Soul" и  "Soul Punch". В обоих можно найти отличные примеры продакшн-музыки 60-70-х и упомянутые в этом тексте имена. Это соул, фанк, джазовые мелодии и, конечно, эксперименты с первыми синтезаторами.