Культура комиксов в Украине активно развивается, открываются специализированные магазины, появляются переводы графических романов на украинский язык.

Но кто эти люди, рисующие завораживающие картинки, скрепленные определенной историей? Katacult пообщался с Игорем Баранько — украинским художником, сценаристом и комиксистом, популярном в Америке и странах Европы. В нашей стране его знают благодаря таким работам, как «Орда», «Максим Оса», «Скегги Згуба», а также стрипам, выходившим в журнале «К9».

Игорь рассказал, над чем он сейчас работает, почему в его произведениях много мистики и как развивать культуру комиксов в Украине.

Когда и как вы начали увлекаться комиксами?

Я родился в 70-м году. Я застал еще Советский Союз. Мне удалось увидеть попавшие удивительным образом в СССР французские и польские комиксы. Они настолько поразили меня, что я заразился созданием иллюстрированных историй. Идея, что ты можешь сам, рисуя в тетрадке, сотворить собственное кино с интересными персонажами и диалогами, меня очаровала. Тогда мне было 7 лет. С тех пор эта зараза во мне.

В одном из интервью вы указали, что читали комиксы в газете коммунистической партии L'Humanité. Это были пропагандистские комиксы? Они отобразились на вашем мировоззрении?

Газета была пропагандистской — печатный орган французких романтиков, идеализировавших коммунизм. Хочется верить, что они были просто придурками, а не платными сволочами. А вот рисованные истории никакого отношения к политике не имели. Иногда мама, зная французский, помогала мне их переводить. Печатались в L'Humanité приключенческие истории авторства Уго Пратта. В них описывались приключения Corto Maltese — невероятно обаятельного персонажа, искателя приключений в экзотических уголках планеты.

L'Humanité печатали одну страницу в день в конце газеты. Комиксы о Maltese меня очень впечатлили, впечатляют и до сих пор — так что примеры для подражания с самого начала у меня были прекрасные, повезло в этом. Долгое время я пытался копировать стилистику Уго Пратта, потом копировал разные комиксы, которые попадали мне в руки.

Были еще попытки читать советские комиксы в журналах «Перець» или «Веселые картинки», разумеется, нацеленные только на детскую аудиторию. Советский взрослый человек был слишком заинтересован добыванием колбасы, чтобы тратить время на подобную ерунду.

Помню, в «Перце» печатали автора Василенко, очень милые стрипы о хорошем мальчике и двух котах — рыжем и черном, соответственно — положительном и отрицательном. Политики там тоже не было.

Если человек не увлекается комиксами, что его может зацепить? Где баланс между визуальной и сюжетной частями?

Если человек ценит красивую графику, то он на неё обратит внимание. Если человек ценит хорошие сюжеты, то он, соответственно, сосредоточится на сюжете. Если и сюжет и рисунки прекрасны, то это идеальный комикс. Но, к сожалению, в этом несовершенном мире такие чудеса встречаются редко. Меня лично плохая рисовка отталкивает от прочтения комикса, даже если в нем будет отличный сюжет.

Давайте вспомним знаменитейший комикс «Маус». Рисунки Шпигельмана заставляют желать лучшего, но история там — невероятная.

А бывают смешные ситуации — хороший художник мнит себя так же хорошим сценаристом и кричит: «Я буду сочинять сам». Берешь в руки книгу — невероятная графика! Но буковки лучше не читать.

Могут ли комиксы влиять на сознание людей или на события в мире? Например, «Трилогия Никополя» или «V значит Вендетта» имеют сильный социальный подтекст.

Автор «V значит Вендетта» — Алан Мур — политикой дышит. В последних вещах он, правда, больше дышит какими-то сексуальными откровениями, но не будем придираться к старику. Он всегда называл себя анархистом, ненавидел Маргарет Тетчер и была даже какая-то смешная история, как его позвали на очередной Comic Con в США, а он им пишет: «Я не могу приехать, я сжег свой британский паспорт в знак протеста против политики консерваторов, и теперь меня за границу не пускают!». Вот это я понимаю — комиксист живет политикой!

Если рассматривать ситуацию в целом, то комикс, как вид искусства, не стоит отрывать от кино и литературы. Если вы рисуете комикс, где раскрываются социальные проблемы, то он может влиять на людей не меньше книги или фильма.

«Я НЕ МОГУ ПРИЕХАТЬ, Я СЖЕГ СВОЙ БРИТАНСКИЙ ПАСПОРТ В ЗНАК ПРОТЕСТА ПРОТИВ ПОЛИТИКИ КОНСЕРВАТОРОВ, И ТЕПЕРЬ МЕНЯ ЗА ГРАНИЦУ НЕ ПУСКАЮТ!». ВОТ ЭТО Я ПОНИМАЮ — КОМИКСИСТ ЖИВЕТ ПОЛИТИКОЙ!

А какие примеры пропаганды в комиксах вы могли бы привести?

В Америке долгое время комиксы считались детской, подростковой литературой. Ну и, соответственно, пропаганда была по-детски наивной. Был, например, комикс, где Капитан Америка врывается в Рейхстаг и бьет морду Гитлеру. После этого, разумеется, вся нацистская Германия сдается. Но читали их не только дети, они были очень популярны среди американских солдат в Европе. Ситуация. когда смерть всегда рядом, рождает в людях желание простых и понятных вещей. Мудрствование отпадает, как ненужная шелуха.

Потом было сделано множество таких же дурацких историй — супергерои побеждают коммунистов и так далее. Такая пропаганда должна была сформировать в детях национальную гордость.

Меня удивляет, почему Советский Союз не взял комикс как средство пропаганды на вооружение? Комиксы они объявили чем-то буржуазным и ненужным советскому человеку. Хотя, это даже радует. Хоть комиксы коммунизм не испоганил.

Интересно, была ли пропагандистская составляющая в «Орде»? Как мне показалось, вы довольно жестко высмеиваете коммунизм?

Не совсем понятен вопрос. Пропагандистская составляющая означает, что я нахожусь на службе у определенных партий и продвигаю их идеи. Вы это имеете в виду? Если да, то нет. Я коммунизм очень не люблю, поэтому и высмеял его. Но, на самом деле, я хотел сделать историю обо всем. Политика — такая же часть жизни, как мистика, философия или кулинария. И все эти проявления человеческой жизни я поместил в «Орду». Получилось постмодернистское безумие.

На политические образы в этом комиксе повлияло то, что в конце 90-х я почти не читал газет о политике. Потом прочитал однажды очень много и разных, и пришел в ужас, смешанный с сюрреалистическим оргазмом.

Произведения Виктора Пелевина и Владимира Сорокина повлияли на создание «Орды»?

Пелевин, может быть, немного повлиял. К Пелевину у меня сложное отношение, мне невероятно понравились три его романа: «Generation П», «Чапаев и Пустота» и «Т». Остальные меня как-то расстроили. Витя, Витя, что с тобой?

Последние его романы я даже не дочитал. К сожалению, из волшебного сказочника он превратился в желчного компьютерного задрота. Говорят, он серьезно занимается буддийскими практиками, как я понял, дзэнского направления. При этом такая метаморфоза... Куда-то он не туда медитирует.

Первые книги Сорокина я не люблю. Я начинал читать его романы, но там все о фекалиях и содомитских ужасах. Но вот недавно прочитал роман «Теллурия» и очень порадовался. Хорошая стильная вещь.

Мне вообще нравится магический реализм. Хотелось бы вспомнить «Мастера и Маргариту» или произведения Маркеса, Кортасара и Харуки Мураками. Они описывают реальный мир, в котором происходят мистические или просто странные вещи.

Когда ты посещаешь магазины комиксов в Украине, то первыми на виду оказываются комиксы Marvel или DC. Причем наши комиксисты тоже создают супергероев. Тот же «Патриот». Почему комиксы в европейском стиле не популярны в Украине? Мало привозят или их сложно воспринимать?

Французские комиксы ближе к литературе, чем американские. Чтобы их понять, следует иметь определенный багаж знаний. А старшее поколение, именно те, у кого этот багаж есть, не читает комиксы. Молодые люди ведутся на эффектную картинку, не сложный, но бравурный сюжет, который присутствует в супергеройских комиксах. Но даже среди супергероики есть классные вещи. Можно вспомнить «Смотрителей» Алана Мура. Я думаю, что со временем дорастут украинские читатели и до европейских графических новелл.

В Европе все начиналось, как и у нас. В 60-е годы французские комиксы стали подражать американским. Со временем их стиль вылился в нечто более интеллектуальное, они очень много искали и экспериментировали, и гении, такие как Мебиус или Топпи, — результат этой эволюции. Поэтому там и рисуют более серьезные художники, нежели в Америке, ну, на мой, европолюбивый взгляд. Конечно, любители американских комиксов со мной не согласятся.

Может, вы посоветуете, как культуру комиксов привить украинцам?

Привить просто. Собираем образцы лучших графических романов мира, сжигаем их на Лысой горе в Киеве. Над пеплом читаем заклинания нибелунгов, мантры Сарасвати (она за культуру отвечает) и Кали (это чтоб надежней), (можно также древнеегипетские хакау, если вы сторонник Мемфисского обряда). Затем рассеиваем пепел над страной. Люди вдыхают и ими овладевает жажда чтения комиксов. А может и книг вообще. Немедленно приступаем.

Если серьезно — все зависит от спроса. Если никто не будет покупать, то никто не будет издавать. Сейчас мы живем в переломный момент истории человечества, и есть теория, что бумажные книги будут уделом коллекционеров. И комиксы будут читать на гаджетах.

Комикс — это готовый сториборд. Он имеет огромную перспективу для цифровой эры. Снимать кино и делать игры по готовому комиксу в разы удобнее, чем просто со сценария.

Новому поколению с экрана смотреть картинки удобнее, чем читать буквы на бумаге. Поэтому будущее всей бумажной индустрии под вопросом. Но пока еще живы упрямые стариканы типа меня — вполне может что-то получиться.

КОМИКС — ЭТО ГОТОВЫЙ СТОРИБОРД. ОН ИМЕЕТ ОГРОМНУЮ ПЕРСПЕКТИВУ ДЛЯ ЦИФРОВОЙ ЭРЫ. СНИМАТЬ КИНО И ДЕЛАТЬ ИГРЫ ПО ГОТОВОМУ КОМИКСУ В РАЗЫ УДОБНЕЕ, ЧЕМ ПРОСТО СО СЦЕНАРИЯ.

А как обстоят дела с историческими комиксами в Украине?

Исторического жанра я как-то в Украине и не вспомню, разве что наивные попытки в начале 90-х. Есть жанр альтернативной истории — «Воля», например. Интереснейшая идея, отлично разработанный мир — и разочарование после прочтения, ибо ни истории, ни внятного сюжета там нет. Но они продолжают развивать эту идею, возможно, следующая книга будет лучше.

Возвращаясь к моей персоне, можно вспомнить «Максима Осу». Расскажу забавную историю. Лет 15 назад меня позвали делать иллюстрации для одного журнала. Нашли они меня именно по Максиму Осе, половина которого была выложена в сети. Дядьки за 50, которые никогда в жизни не читали ни одного комикса, запоем его прочитали и давай спорить, выдвигать предположения, кто же там в конце злодей (напомню, в сети второй части нет, а история сама по себе — детектив). То есть, если комикс цепляет, то он цепляет всех. Хорошему комиксу все возрасты покорны.

Грант Моррисон в комиксе “Final Crisis” представил супергероев в виде богов. Если бы вы создавали украинского супергероя, то какими бы способностями его наделили? И сделали ли вы его похожим на божество?

С моей тягой к мистике и мифологиям — без сомнения. У меня даже есть такой герой. Живущий в современном Киеве. Может, сделаю когда нибудь такую историю. Но не буду говорить наперед. Про богов-супергероев есть замечательный пример — роман Нейла Геймана «Американские боги». Вот такие супергерои мне как-то ближе.

Давайте подробнее поговорим о мистике. Как вы сформировали подобное восприятие реальности?

Не думаю, что я его формировал специально, так уж сложилось. Мне всегда было интересно, кто я, и почему я в этом теле, в этом мире, пытаюсь найти счастье в непонятных вещах. Мне всегда был интересен сюрреализм как отображение чего-то большего, чем рациональный разум. Меня всегда интересовали философия и религия как варианты объяснения окружающего мира. Я задавался вопросом: «Происходящие совпадения — они случайны или нет?».

Огромное количество мудрецов, фальшивых мудрецов, мистиков, фальшивых мистиков, материалистов, атеистов, психиатров и всяческих других странных людей утверждали, что они все поняли. Мне всегда это было интересно. Поэтому я прочитал множество разных мудрых и не очень книг. Полученные знания, а также всевозможная муть отобразились в моих работах.

ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО МУДРЕЦОВ, ФАЛЬШИВЫХ МУДРЕЦОВ, МИСТИКОВ, ФАЛЬШИВЫХ МИСТИКОВ, МАТЕРИАЛИСТОВ, АТЕИСТОВ, ПСИХИАТРОВ И ВСЯЧЕСКИХ ДРУГИХ СТРАННЫХ ЛЮДЕЙ УТВЕРЖДАЛИ, ЧТО ОНИ ВСЕ ПОНЯЛИ. МНЕ ВСЕГДА ЭТО БЫЛО ИНТЕРЕСНО. ПОЭТОМУ Я ПРОЧИТАЛ МНОЖЕСТВО РАЗНЫХ МУДРЫХ И НЕ ОЧЕНЬ КНИГ. ПОЛУЧЕННЫЕ ЗНАНИЯ, А ТАКЖЕ ВСЕВОЗМОЖНАЯ МУТЬ ОТОБРАЗИЛИСЬ В МОИХ РАБОТАХ.

С какими маститыми авторами вам приходилось работать?

Для начала скажу, что хорошей истории нужен один создатель, который ведет все от начала до конца.

В свое время я работал с Алехандро Ходоровски. Сделал по его сценарию короткую историю на 15 страниц. Мне она очень понравилась, её перепечатывали часто. Работа называется "Invasion" из серии фантастических историй "Metal Hurlant" для журнала "Heavy Metal". Еще с Жаном-Пьером Дионне получилась довольно странная вещь.

Сейчас мы в наш проект приглашаем новых художников, проект огромный, мне одному не справиться. Вот Леша Чебыкин примкнул, может, еще поднабежит со временем. Но, опять же, никто локтями не толкается — каждый делает свое, никому не мешает. Только так что-то хорошее может получиться.

Тяжело работать с Ходоровски?

Нет. Он весьма претенциозен, но он не считает художников за тупых исполнителей своих гениальных замыслов. Дает много свободы в видении сюжета и так далее.

Мне сложно было работать с Жан-Пьером Дионне, с которым мы создали "Exterminateur 17: L'Alliance". Но сложно было не потому, что он придирчивый. Он тогда активно работал над промоушеном первого фильма «Властелин Колец». А тут издательство подкатило к нему: «А напиши-ка нам сценарий». Он писал три страницы раз в полгода, потом пропадал, его находили где-то в Новой Зеландии, а Дионне уже забыл, над чем работал. Иногда он звонил и говорил: «Я не додумал, что будет на этих страницах. Доработай сам». Странное ощущение абсурда весь период работы.

Расскажите подробнее о новом проекте — «Махабхарате».

«Махабхарата» — древнеиндийский эпос, который является самой длинной книжкой в истории человечества. В нем огромное количество персонажей и переплетающихся историй. В нем боги, демоны, герои и красавицы. Мы решили, что будем иллюстрировать книгу не с самого начала, а выбирать определенные сюжетные линии.

Первый том мы планируем презентовать уже в этом году. Украинский перевод готов, ждем.

Какое-то время вы работали для украинского журнала о комиксах «К9». Стоит ли сейчас возрождать подобные издания? И как их воспримет отечественная публика?

Ну, работал — это странно сказано. Я какое-то время много экспериментировал со стилями и сделал множество коротких историй просто ни для кого. Потом появился такой журнал, издатель Леша Олин спросил: «А есть чего напечатать?». Я им отдал пачку историй, они их и печатали то тут, то там. Даже чего-то платили с каждого выпуска. Вообще они там были честные и довольно приятные ребята.

Сейчас? Не уверен. Все утыкается в тот же формат — электронный или печатный. Много ли людей будет покупать не альбомы любимого автора, а журнал, где все и всё подряд, неизвестные люди и есть риск что может никто не понравится? Не знаю, надо попробовать. Есть желающие?

Если бы вы захотели или вам предложили сделать комикс по фильму, то какую киноленту вы бы выбрали? И почему?

Это что за странная идея? Делать комикс по уже существующему фильму — это не работает. Фильм по комиксу — дело другое. Но есть целый жанр — комиксы по некоей боковой линии сюжета фильма. Такого довольно много сделано и во вселенной Чужих, и для Звездных войн, и еще много всего.

Можно говорить об эстетике, которая мне нравится и с боковой линией сюжета, с которой я бы работал. Это, конечно же, «Матрица». «Звездные войны» тоже хороши, если сценарий не тупой, а то там всякое бывает. А также: «Бойцовский клуб», «Плоть и кровь», «Кин дза дза», «Бегущий по лезвию», «Пропала грамота». Боковые сюжеты из вестернов Иствуда и спагетти-вестернов. Ну, как бы, мне никто и не предлагает, и не знаю, согласился бы я, если б предложили. Но эстетика упомянутых фильмов мне нравится.

katacult_brave-factory2019_banner--1-