В 80-х годах Хуан Аткинс «научил машины говорить» и тем самым положил начало очередному этапу развития электронной музыки. В самом сердце индустриальной Америки, Детройте, там, где танцевальные ритмы встретились с голосами заводов и футуристическими звуками, «техно» сепарировать от восходящего к диско «хауса». Model 500, сольный проект Аткинса, стал первым пристанищем нового направления, которое впоследствии распространилось по всему миру, выйдя за рамки исключительно музыкальные. Мода, тусовки, комьюнити — спустя десятилетия этот мрачноватый, но возвышенный механический саунд продолжает завоевывать поклонников и влиять на современную культуру. Возможно, причиной тому ретромания, но, как бы там ни было, даже самые ранние работы Model 500 до сих пор кажутся остроактуальными.


Хуану Аткинсу удалось невозможное — перехитрить время с помощью музыки. 25 августа мы станем свидетелями этого уникального трюка на одной из сцен Brave! Factory Festival. Model 500 впервые выступит в Украине. Чтобы как следует подготовиться к путешествию «назад в будущее», мы решили вспомнить новаторские идеи и их проявления, которые транслировал и развивал Аткинс в рамках проекта.


КОСМОС И ФУТУРИЗМ В МУЗЫКЕ

«Мне всегда нравилось, откинувшись назад и смотря на звёзды, представлять, что же скрывается за ними. Меня интриговало всё, что связано с космосом, космическими путешествиями и путешествиями во времени…», — поделился однажды Хуан Аткинс в интервью Afropop. Футуристические мечты продюсера нашли отражение в новой музыкальной реальности, где-то на границе между призрачным настоящим Детройта и далеким будущим фантастических романов. Первые записи Аткинса увидели свет в рамках электро-дуэта Cybotron, участником которого также являлся Рик Дэвис. Они были полностью электронными — настоящая инновация для танцевальной индустрии того времени. Шел 1981 год, Kraftwerk только выпустили свой нашумевший альбом “Computer World”. Под влиянием творчества немецкой группы, чей звуковой ландшафт отличала механическая точность, новоиспеченные продюсеры создали “Alleys Of Your Mind”. Композиция попала в эфир радиошоу The Electrifying Mojo и стала местным хитом.

Студия Cybotron была своеобразным межгалактическим шатлом, где не просто царила потусторонняя атмосфера (все эти лампочки синтезаторов, мигающие в темноте), но и формировалась особая эстетика. Дуэт выпустил альбом “Enter”, заключил контракт с Fantasy Records, однако вскоре, в 1985 году, распался из-за творческих разногласий отцов-основателей. Несмотря на свою недолгую жизнь союз Аткинса и Дэвиса заложил фундамент того, что мы сегодня понимаем под «детройт-техно». К слову, трек “Clear” ближе всего подобрался к зарождающемуся жанру. Он отражал направление, в котором Аткинс хотел развиваться. Так на свет появился сольный проект продюсера Model 500, а Рик Дэвис после распада Cybotron ушел в сторону рок-звучания.

TECHNO! НОВЫЙ ЗВУК ДЕТРОЙТА

“Techno! The New Dance Sound of Detroit” — первая в музыкальной истории компиляция, содержащая треки в жанре «детройт-техно». Она вышла на британском лейбле 10 Records в 1988 году. Именно благодаря этому альбому слово “techno” распространилось далеко за пределами Америки. Не последнюю роль здесь сыграл Хуан Аткинс со своим Model 500.

В 1985 году проект стартовал с техно-хита “No UFO’s”. Сингл был издан на новом лейбле Аткинса Metroplex и вскоре распространился не только в музыкальной тусовке Детройта, но и стал популярен в Чикаго. Пластинка завоевала всеобщую любовь благодаря приятелям Хуана. Сперва Wizzard aka Jeff Mills ставил запись в своём радиошоу WDRQ, откуда диджеи утащили её в ночные клубы, а затем Деррик Мэй и Блейк Бакстер буквально отвезли трек в столицу хаус-музыки, под завязку загрузив пластинками с “No UFO’s” свой пикап.

Когда британские звукозаписывающие компании прилетели в город ветров, чтобы исследовать феномен чикагского хауса, то наткнулись там и на детройтское техно, периодически звучавшее в местном шоу The Hot Mix 5. «Они спросили про мою запись “No UFO’s”, — вспоминает Аткинс в интервью Afropop, — и ребята из Чикаго им ответили, что в этом замешаны парни из Детройта». Дальше события развивались по сценарию голливудского фильма со счастливым концом — англичане приехали в Детройт и придумали сделать сборник для Virgin/10 Records — “The House Sound of Detroit”. Трек Аткинса, который музыкант выбрал для той компиляции, назывался “Techno Music”. «Но если эта запись носит такое имя, а все остальные композиции на неё похожи, то почему бы не озаглавить альбом “Techno: The New Dance Sound of Detroit”», — осенило менеджеров лейбла. Так они и сделали. Здесь самое время вспомнить пословицу про название корабля. Техно-лодку наконец спустили на воду и волна, которую она разогнала, накрыла земной шар.

Дебютный альбом Model 500 “Deep Space” вышел на R&S Records в 1995 году. А двумя годами ранее бельгийский лейбл подготовил “Classics” — компиляцию синглов проекта, до того изданных на Metroplex (“No UFOs”, “Ocean to Ocean”, “Off to battle”).

В 2017 году Хуан Аткинс выпустил пластинку ремиксов на “No UFO’s”. Для переосмысления своего хита он также пригласил Moodymann и Luciano, что позволило привлечь к релизу внимание более широкой аудитории.

METROPLEX RECORDS И ТЕХНО-БУЛЬВАР

Изначально Хуан Аткинс создавал Metroplex с единственной целью — выпускать музыку Model 500. «Никогда не думал, что это так далеко зайдёт. После того, как Cybotron распался, я отправил свой первый сольный релиз “No UFOs” в некоторые мейджор лейблы, но они сингл не приняли, — вспоминает музыкант. —  Я же по-настоящему верил в этот новый саунд и запуск Metroplex был единственным путем, который помог бы его распространению».

Изначально на лейбле действительно выходили исключительно сольные релизы и коллаборации Аткинса под различными псевдонимами — Model 500, Triple XXX, Infiniti, Kreem. Но впоследствии он стал домом и для других классиков Детройта — Эдди Фоулкс (Eddie “Flashin” Fowlkes), Энтони Шакир (Anthony “Shake” Shakir), Аарон Карл... В 90-х  под эгидой Metroplex также развивался суб-лейбл Interface Records, по большей части ориентированный на андеграундное электро и качающие треки.

Сегодня Metropleх — одна из ключевых музыкальных сил Детройта. Одно время в деловом центре города штаб лейбла делил одну улицу с офисами Transmat (лейбл Деррика Мэя) и KMS (лейбл Кевина Сондерсона), образуя на пересечении Риопелль-стрит и Гратио-авеню так называемый «Техно-бульвар». По задумке Аткинса, Мэя и Сондерса это должно было быть особенное место, процветающее благодаря музыке.

СИНТЕЗАТОРЫ БУДУЩЕГО

Драм-машина Roland-909 — основа большинства техно- и хаус-треков, а также танцевальных поп- (и не только) композиций. Если коротко, то это маленькое устройство сформировало фундамент современной клубной музыки. Оно генерирует множество ударных звуков с помощью простых аналоговых схем. Однако несмотря на легкость в обращении и инновационный (по меркам 80-х) технологический подход Roland-909, как и его предшественник, 808 модель, долгое время оставался без внимания профессиональной аудитории. Рынок попросту был не готов к синтетическому звуку  барабана. Так продолжалось вплоть до 1984 года, пока дуэт Skinny Puppy не выпустили мини-альбом “Remission”, записанный с помощью 909.

Хуан Аткинс, который с подросткового возраста неровно дышал к электронным инструментам и начинал создавать музыку на дешевеньких синтезаторах MiniKorg-700S и Korg MS10, довольно быстро взял новую драм-машину от Roland на вооружение. Именно её олдскульные звуки мы слышим в знаменитом “No UFO’s” от Model 500.

Проект Аткинса, а также треки его компаньонов по «беллвилльской троице» Мэя и Сондерсона, отделили техно от хаус-музыки не без помощи холодного звучания синтезаторов и быстрых машинных ритмов Roland 808, 909 и 303.

ТЕХНОФУТУРИЗМ ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

В 2015 году, спустя 16 лет с момента последнего релиза Model 500, Хуан Аткинс выпускает под эгидой проекта альбом “Digital Solutions”. «Большинство записей на нём звучат даже более олдскульными, чем “Mind And Body” 1999 года… LP возвращается к чистому робо-фанку середины 80-х, такому как "Night Drive (Thru-Babylon)"», — написал в отзыве на LP Resident Advisor. Да, Model 500 остался верен своему исконному звучанию где-то между детройтским техно и электро, но, как бы там ни было, эта движущая сила из прошлого позволяет нам лучше понимать и развивать музыку настоящего, а для кого-то даже приоткрывает завесу будущего.

В 2007 году Аткинс также запустил Model 500 Band — усовершенствованную версию проекта. Теперь это фантастическая четверка, не иначе, в которой, помимо крестного отца техно, «вживую» выступают Mad Mike (Майк Бэнкс), Марк Тайлор и DJ Skurge.

katacult_brave-factory2019_banner--1-