Ночь с 29 на 30 ноября станет самой черной и мрачной в этом году, потому что в Киеве состоится фестиваль Black! Factory — событие, ради которого поклонники EBM, дарк-электро, нойза и индастриала готовы проводить сатанинские ритуалы и приносить в жертву младенцев. Масштаб предстоящей вечеринки в этот раз заставил организаторов перенести локацию ивента за пределы Closer, а лайнап наполнился такими громкими именами, что при одном взгляде на список гостей бросает в дрожь от радостного возбуждения.

С одним из них, Йоханом ван Роем, создателем проекта Suicide Commando, нам удалось поговорить об особенностях творческого процесса, недостатках современной электронной сцены, ужасах нашего мира, которые вдохновляют на новые песни, и необходимости говорить об этом через музыку. Вместе со своими сессионными музыкантами Торбеном Шмидтом и Марио Вейервайком Йохан посетит Киев во второй раз, чего он так же, как и мы, ждет с нетерпением.

С самого начала своей карьеры вы вырабатывали свой собственный стиль, который в итоге повлиял на многих артистов. Можете ли вы сказать, что уже нашли то звучание, к которому стремились, или же это постоянный поиск, не имеющий конца? Повлиял ли международный успех на ваши предпочтения в продюсерской работе?

Это правда, что у проекта выработалось свое уникальное звучание с течением времени, и мне кажется, что песни Suicide Commando легко узнаваемы. Но это не значит, что мое звучание остается одним и тем же, скорее оно постоянно эволюционирует и оттачивается. Возможно, основы остаются прежними, но с каждым новым альбомом мои песни становятся более сложными и разнообразными. Международная известность мало повлияла на мою манеру продюсирования. Конечно, вместе с успехом приходят определенные ожидания, люди хотят слышать новые клубные хиты с каждым новым релизом, но я всегда остаюсь верным своим корням.

Многие из ваших треков стали клубными бэнгерами. Посещаете ли вы вечеринки, когда не выступаете сами? Или предпочитаете держаться в стороне от ночной жизни, движимой техно? Какие у вас возникают мысли по этому поводу?

Раньше я часто ходил на вечеринки, но с возрастом такое времяпрепровождение предсказуемо стало меньше меня интересовать. Я все еще люблю ходить в клубы, чтобы посмотреть, как меняется сцена, но обычно я просто совмещаю это со своими собственными выступлениями. Может быть, дело в возрасте, но я ощущаю нехватку чего-то инновационного и новых групп. На ум приходят всего несколько новых талантливых коллективов на этой сцене, что немного грустно. Вокруг много копий, большое количество артистов, но, к сожалению, это не всегда означает качество.

Опишите свой типичный день в студии. Как протекает креативный процесс?

У меня нет какой-то определенной рутины, связанной с работой в студии. Я никогда не прихожу туда с четким планом, музыка всегда была для меня чем-то спонтанным. Я не могу писать по команде. Мною движет страсть, именно она лежит в основе моей музыки. Так что я просто подхожу к своему оборудованию и начинаю экспериментировать, и так рождаются мои песни. Иногда это происходит быстро, иногда процесс растягивается на недели.

Откуда вы черпаете вдохновение?

Обычно из повседневной жизни: просто посмотрите новости по телевизору, почитайте газеты… мир полон войн, убийств, религии, насилия над детьми… Всего этого предостаточно, чтобы было о чем писать песни.

Некоторые из ваших предыдущих работ, в частности "Axis of Evil", содержали в себе много критики относительно политики США. Вы по-прежнему ощущаете злость и фрустрацию из-за текущих тенденций в международной политике или какими-либо социо-политическими процессами и хотите донести общественности определенное послание, связанное с этими проблемами, с помощью своей музыки?

У меня всегда был критический взгляд на общество и, в особенности, на политику, поэтому я действительно часто включаю эти темы в свою музыку и тексты. Конечно, я понимаю, что таким образом я не изменю мир, но даже если я смогу привлечь чье-либо внимание к таким вещам, как война и насилие над детьми, хотя бы на пару минут и раскрыть людям глаза. Я думаю, что это стоит того, чтобы писать о таких проблемах. Это в любом случае всегда лучше, чем жить в розовых очках и игнорировать то, что происходит вокруг.

Повлияло ли на вашу музыку то, что вы стали отцом? Расскажите немного о семьянине Йохане ван Рое.

Не думаю, что рождение сына как-то повлияло на мое творчество, но многое в моей семейной жизни изменилось в плане планирования времени и всего прочего. Отцовство означает больше ответственности, поэтому хороший тайм-менеджмент чрезвычайно важен.

Недавно вы отмечали 25-летие выхода вашего первого альбома. Можете поделиться мыслями о пути, который проект Suicide Commando прошел на протяжении этих лет?

25 лет — это долгий промежуток времени, и Suicide Commando действительно через многое прошел. Мне посчастливилось попасть на музыкальную сцену в нужное время, когда люди все еще покупали музыку на виниле или CD, до того, как все стали все скачивать, и произошла цифровая революция. Развитие технологии значительно повлияло на всю музыкальную сцену, в том числе и на Suicide Commando, но я рад, что мне удалось застать оба периода.

Есть ли у вас какой-то особый месседж, которым вы хотели бы поделиться с украинской аудиторией?

Я очень счастлив, что мы с парнями можем снова вернуться в Украину с новым шоу. Я никогда не забуду наше первое выступление в Киеве несколько лет назад, так что это большая радость, что мы можем приехать к вам снова. Давайте устроим офигенную вечеринку!