Яна Кедрина — один из тех музыкантов, которые, несмотря на растущую популярность, остаются верны своему внутреннему ритму, своим людям и ощущениям. Но не думайте, что такой подход равноценен статичности и отказу от экспериментов. Каждый шаг в творчестве артистки сопряжен с развитием. По заверению Яны, следующий альбом, релиз которого состоится в мае 2019 года, не станет исключением. Мы узнали, какие перемены вдохновили её на создание нового материала, какую музыку она пишет за рамками проекта Kedr Livanskiy и каких украинских музыкантов слушает сейчас.

Кстати, услышать саму Яну можно будет на вечеринке в Closer 2 февраля.

Яна, как прошли твои новогодние каникулы? Удалось немного выдохнуть после насыщенного 2018-го?

В ноябре-декабре у меня было не особо много концертов, только диджей-сеты. Я отдыхала от поездок, проводила время в Москве и занималась главным образом сведением альбома. На это ушло две с половиной недели.

Даже соскучилась по живым выступлениям и здорово, что сейчас всё будет активно происходить в этом плане. Альбом закончен, пора выдвигаться в путь. Дома не клёво.

Когда запланирован релиз альбома? Что нам от него ждать, поделишься спойлерами?

Альбом выйдет в мае. Он будет более дерзкий, мощный и танцевальный — жизнеутверждающий в плане саунда. В каком-то смысле менее рефлексивный, чем «Ариадна». Там очень много разных жанров сидит — это главная прелесть. Получилась своеобразная ода музыке.

А чем ты вдохновлялась? Почему именно так получилось?

Думаю, это связано с тем, что я больше года залипала на краут-роке и разном, более диповом, эмбиенте. А потом ещё выпустила «Ариадну» и ушла в какое-то депрессивное состояние.

Тогда я снова начала диджеить и слушала больше танцевальной музыки. И как-то помогало. Мне просто хотелось перестать сидеть дома и прокрастинировать... Через диджей-сет, через танец — меня это вытягивало. И альбом получился примерно об этом. Хотя серьёзные треки там тоже, конечно, есть. Пополам.

В новом альбоме лирический герой переживает все этапы своего городского бытия: от бэд трипа и суперрадости до потерянности. Каждая песня отвечает за какое-то состояние. Думаю, это будет уловимо.

Ты писала альбом вместе с Flaty (питерский продюсер, выпускающийся на лейбле ГОСТ Звук). Расскажи, как вы сработались? Какой была его роль в процессе?

Мы всё писали и сводили вместе, поровну. Работали с утра до вечера. Джемили и, если чувствовали, что идёт хорошо, тут же собирали. Нас буквально прорвало в плане творческого коллаба.

Женя как гуру по саунду, здесь он круче меня. Именно он прорисовывал тончайшие музыкальные детали. Структура у меня была попроще, а он научил быть внимательней к построению формы. Получилось, что я отвечала за мелодизм, настроение трека и месседж, а Женя его оформлял.

Продолжим о дружеских отношениях и коллаборациях. Ты, музыканты ГОСТ звука, тусовка НИИ (Наука и Искусство — московский культурный центр) c Johns Kingdom (музыкальное сообщество)… Вся эта компания была очень близка, вы начинали вместе, а потом каждый пошёл плюс-минус своим путем. Расскажи, как сейчас происходит взаимодействие с ребятами? Влияют ли они на то, что ты делаешь, словом или действием?

Сильно влияют. Вначале был Johns Kingdom. Лет пять назад мы очень плотно общались, потом все сепарировались. Я вообще выпала из тусовки на полтора года и оказалась в некой изоляции. Выпустила «Ариадну» одна, ни с кем не советовалась из ребят. Может, это тоже как-то повлияло на настроение альбома. Было тяжело всё вывозить и не выпадать из контекста без музыкальной поддержки.

Потом Ильдар (прим. ред.: Ильдар Зайнетдинов — основатель лебла ГОСТ Звук) подключился к моему букингу по России, помогал работать с входящими предложениями. Он стал интересоваться, чего я дальше хочу. Ответа не было — музло не писалось, всё фигово. Не знала, что делать… Тогда он спросил: «Слушай, а не хочешь с кем-то сделать коллаборацию?». В итоге мы с Женей Флэти договорились записать один сингл, а записали целый альбом.

Невероятно важно быть в комьюнити. Иногда, конечно, можно уйти, но лично мне коммуникация даёт очень много. Она помогает открыть что-то новое в самом себе, то, чего, возможно, не видел раньше.

katacult_media_banner_ostrov-6

Есть ощущение, что с появлением 2MR (Two mikes record — американский лейбл, с которым Яна подписала контракт в 2015 году) твой график становится всё более и более загруженным — туры по Европе и США, фестивальный сезон в 2018-м, ознаменованный участием в MELT и Primavera, интервью и съемки для разных медиа… Тебе по душе такой круговорот событий? Твоему развитию, как музыканта, это способствует или, возможно, в чем-то наоборот мешает?

Выступать я люблю меньше, чем сочинять музыку. Но фестивальная история круто усовершенствовала мой скил в плане лайвов. А ещё это полезно с точки зрения знакомств с разными классными ребятами и прокачки логистических способностей. На самом деле, я то ною, что езжу слишком много, то наоборот — перестаю ездить и сразу куда-то хочется.

А вот съёмки в журналах — не моё. Пару раз фотографировалась для российского Vogue, но сейчас сливаю все фэшн-темы. Не хочу, чтобы меня люди ассоциировали со шмотками и рекламой.

Ты можешь сказать, что сегодня музыка — это твоя работа? И вообще — может ли музыка быть работой? Я имею ввиду даже не с точки зрения финансовой составляющей, сколько с точки зрения отношения к творчеству, как к работе.

Стараюсь не относиться к музыке, как к работе, и релизы создавать в собственном режиме. Лейбл иногда говорит: «Вот, Яна, надо чаще». Но я так не могу.

В 2018 году 2MR официально выпускают сингл «Было время», который Яна записала ещё в 2014 году. «Это была инициатива лейбла. «Нужно напоминать о себе», поэтому они предложили релизнуть старый трек. Я была не против, мне он нравится».

В моём случае любая музыка — итог пережитого опыта. Такой подход. Кто-то пишет каждый день, а я по-другому функционирую. С клипами то же самое — если накопилось и бомбит, нужно снимать. Письма, логистика, другие второстепенные вещи — вот рабочие моменты. Остальное — нет.

Я всё делаю ради процесса и стараюсь максимально задействовать всех-всех друзей, никогда не привлекаю никого извне. Для меня важно поддержать своих людей, потому что они шарят лучше! Взять тот же альбом с Флэти — это было случайно и это было ахуенно. Мы с Женей вообще раньше толком не общались, но нас буквально накрыло — супертрансцендентный опыт. И это не про бизнес и не про заранее продуманные ходы. Просто если ты тру чувак, то у тебя всё складывается.

Ты как-то говорила о желании сделать бэксайд проект — выпустить музыку, отличную от Kedr Livanskiy, под другим совсем именем и на NoLabel. Эта идея по-прежнему жива?

Жива! Но сейчас у меня не выходит делать другую музыку.

Есть одна девчонка. Она про рэп. И я тоже в рэпчик с каждым годом все сильнее погружаюсь. Мы вместе замутили проект девчачий. Только вот пока такой странный рэп получается, очень своеобразный. Много в нём кедринских лирических тем. Ещё не понимаю, заходит мне или нет.

Главное в рэпе — флоу, а я не могу спродюсировать круто. Бит есть и он хип-хоповый, но нет грува. Получается просто электроника под рэп-бит. Посмотрим, как дальше будет.

Яна, знаю, что ты по-настоящему увлечена электронными инструментами — старинные синтезаторы, драм-машины. Расскажи немного о своей «коллекции железа» — сколько там уже набралось разного крутого? Какой девайс твой любимый и почему?

Скажу, что эта фраза вообще враньё. Какое-то издание написало о серьёзном увлечении, а остальные скопипастили. Ни один анонс фестивалей не обошелся без упоминания того, что Кедр Ливанский — синт-задрот.

Я просто говорила, что мне нравятся аналоговые, живые, инструменты. Работая с ними, ты пребываешь здесь и сейчас. И всё. В итоге один преувеличил, а другие поленились проверить.

Технологии влияют на развитие музыки. Появление микрофона, драм-машин — это всё меняло. На дворе XXI век и нужно держать руку на пульсе, а не только загоняться, как раньше было лучше. Важен баланс.

Моё мнение — не имеет значения, на софте ты делаешь или на аналоге. Это лишний раз доказал альбом, который мы с Женей записали. Там всего было половина на половину: мои синты и драм-машина Roland Т08, а ещё звуковая база GarageBand (прим. ред.: программное обеспечение для создания музыки). Да, в треках много гаражбендовских звуков, что как бы отстой, но нет. Просто нужно с умом подходить. Неважно, где и на чем, если ты клевый и тебе есть что сказать.

Девайс я обновляю примерно два раза в год — что-то продаю и что-то покупаю. Недавно вот приобрела диджейский комплект, моя главная любовь сейчас. Буду дома тренироваться с флешек сводить.

На днях слушала последний эфир на The Lot radio с твоим участием. Это было здорово и суперсмело — скомпилировать поп-музыку 90х, хип-хоп, Михея, «Гостей из будущего» и современных российских продюсеров. Расскажи, как отбираешь треки для подобных миксов, по какому принципу? Отличается ли то, что ты ставишь на родных и на зарубежных площадках?

Отличается. Я хочу поддерживать локальных ребят в Америке и Европе, поэтому плейлист составляю русский в основном. Сейчас, кстати, когда поеду (прим. ред.: в феврале у Яны запланирована поездка в США), хочу также сделать акцент на Украине. У меня в треклисте позиций 7 — это украинские ребята. Например, Nikolaienko, Potreba, Lobanov K, Ihor Okuniev, Chillera.

В Киеве ждём твой эфир на 20ft radio?

Да.

А на концерте будут треки с нового альбома?

Да. Один трек точно, а, может, и два. Плюс сама программа будет по-новому сведена. Она уже лучше звучит, чем в мой последний приезд в Украину.

Ты училась на режиссерских курсах в Московской школе нового кино. Проходили ли там синтез звука, принцип работы звуковой волны?

Специально нет. Но на примере монтажа я понимала, как всё работает. Это просто форма мышления. На режиссуре расчленяешь картинку/кадр. Изучаешь, из чего они состоят. Я взяла полученные знания и переложила их на музыку. Трек тоже собран из разных компонентов.

А чему ты сейчас уделяешь больше внимания как продюсер — форме или содержанию трека?

Вот, кстати, во время работы над новым альбомом благодаря Жене было много про сам саунд. Просто от того, как ты сведёшь один звук, зависит всё настроение трека, оно меняется. И мы больше этому уделяли внимание. Хотя лирический герой и содержание там тоже есть.

В 2015 году Calvert Journal выпустил крутую документалку о Johns Kingdom. Помню, что именно после её просмотра у меня в голове окончательно сложился твой образ. «Меня зовут Яна. Я музыкант. Я девушка и я человек» — говорила ты в фильме под «Разрушительный круг».

О дааа. Это стало крылатой фразой просто. Если честно, мне не очень понравилось, как они порезали тот кусок. Подняли тему гендера, попали только ответы про женскую эмансипацию, как-будто это мой основной посыл. Я не против феминизма, но лучше бы про музыку оставили. Вышло немного обидно.

А как бы ты себя сейчас охарактеризовала, какими ролями?

Я — продюсер ахуенной реальности. Вокруг столько говна, а хочется показать, что всё бывает красиво, начиная от арт-работы, музыки, клипов. Показать, что есть другая красота, в других вещах.

Я — музыкант-визионер. Мне важно донести и сформировать эту реальность, как художнику. Может, кому-то другому там тоже понравится пребывать.

Музыка как действие или как способ существования?

Способ понимания мира вообще — себя, других и того, как и что работает вокруг. Я в этом с утра до ночи и все осмысливаю через музыку. Это инструмент. По тому, как меняется музыка, можно понять, как меняется мысль в мире.

А как родные воспринимают твою растущую популярность? Как вообще они с самого начала относились к твоему серьёзному увлечению музыкой?

Родители хотели, чтобы я была актрисой. Изначально я и должна была быть актрисой. Потом забила на это дело, а они, конечно, расстроились.

Пару раз папа пытался инициировать разговор «может, ты работу нормальную найдешь?». Было обидно, что они немного не верят. Просто не понимали, насколько это для меня серьёзно. Но потом пошли журналы и прочая ерунда, и они поверили. Сейчас максимально меня поддерживают.

Я вот прислала им последний альбом. Мама просто фанат, говорит: «Яна, ты так выросла! Мы целыми днями слушаем». Она тоже начинает врубаться в музыку больше. Прихожу, ставлю ей треки и рассказываю, чего мы хотели добиться, к чему тут такой звук...

Киев, Львов, Харьков — минитур по Украине, а куда дальше? Какие планы на 2019-й, помимо выпуска альбома?

В феврале, не назову пока день, выйдут новый сингл, клип и будет анонсирован альбом — всё сразу. Потом, до релиза LP, планируются ещё два сингла — итого три.

Хочу съездить в тур по России и Украине, снять ещё два клипа и параллельно ненапряжно писать музыку. Немного переживаю, что в «Ариадне» был один образ, а теперь другой вайб. Я разносторонний персонаж, и музыка очень отражает то, как я себя чувствую. Всё будет другое. Вот сейчас получился танцевальный альбом, а потом и нео-фолк ебануть можно (смеётся).

Фото: Анастасия Пожидаева и Мария Демьянова

katacult_brave-factory2019_banner--1-