Электронная сцена Грузии отличается от того, что есть в большинстве европейских столиц. Долгое время страна была изолирована от внешней музыкальной среды — несколько войн и тяжелое постсоветское похмелье не прошли бесследно. В 2014-м году случился выход в реальность: в Тбилиси открылся BASSIANI и мир с удивлением обнаружил, что Грузия — это не только перманентно воюющее государство в Центральной Азии, но и прародитель нового движения и звучания. Молодой, но самодостаточный сильный голос. За пять лет существования клуб принял в своих стенах настоящих легенд — I/Y, Ryan Elliott, DJ Stingray, Answer Code Request, Ben Klock, Ben Ufo, Voiski, Marco Shuttle и многих других. И, что немаловажно, поддержал талантливых локальных музыкантов.

Гиги Джикия (Gigi Jikia) был с BASSIANI с самого начала и по праву считается одной из ключевых фигур сформировавшегося техно-комьюнити. Впервые музыкант заявил о себе в 2009 году как участник дуэта Okinawa Lifestyle, а в 2013-м начал развиваться самостоятельно в рамках проекта HVL. Его сольные релизы выпускались на Bassiani Records, Rough House Rosie, Tabernacle Records и Organic Analogue. На его счету  — несколько EP и два полноценных альбома. К слову, последний “Rhythmic Sonatas“ вышел буквально вот-вот, 15 апреля.

Помимо прочего HVL умеет превосходно выстраивать диалог с танцполом и безошибочно подбирать «тот самый» трек-лист. Он выступал на Berlin Atonal и в знаковых мировых клубах. Стал первым музыкантом из Грузии в лайнапе Berghain.

20 апреля Гиги сыграет в Одессе на Povitrya: Bassiani Showcase. В преддверии вечеринки мы поговорили с артистом о его подходе к созданию музыки, отношениях с аналоговыми и цифровыми инструментам, творческих целях и эволюции грузинской электронной сцены.


Какое твое самое сильное музыкальное переживание/впечатление на сегодняшний день? Это как-то отразилось на музыке, которую ты создаёшь?

Я не смогу выбрать лишь одно самое яркое впечатление, поскольку погружен в музыку, начиная с пятилетнего возраста. Многие вещи, должно быть, влияют на мою музыку на бессознательном уровне — что-то, о чём могу даже не догадываться.

На чём ты сейчас больше сфокусирован — на диджеинге или не продюсировании? Что даёт тебе каждое из этих творческих проявлений?

Большую часть времени я посвящаю созданию музыки. Это всегда было приоритетом. Диджеинг — способ делиться с миром тем, что мне нравится — стафом других людей; плюс, собственными “work in progress”, вещами, которые я могу выпустить позже.

Буквально на днях, 15 апреля, вышел твой новый альбом “Rhythmic Sonatas”. Расскажи, что скрывается за этим красивым названием?

Rhythmic Sonatas — это коллекция треков, которые писались специально для BASSIANI Records на протяжении прошлого года. Работая над ними, я использовал более холодную сторону перкуссии, для меня это было похоже на своего рода ритмические упражнения.

В своём интервью Groove ты рассказал, что в детстве пробовал играть на разных акустических инструментах. Что это были за инструменты? Возможно, среди них появился любимый?

Я играл на пианино, гитаре и барабанах. С точки зрения веселья и удовольствия барабаны были самыми любимыми, но знание пианино помогло мне в дальнейшем сочинять музыку.

Какие у тебя сейчас отношения с аналоговыми инструментами — как часто прибегаешь к ним в работе? Как думаешь, музыка, созданная с помощью «живого» оборудования, имеет большую художественную ценность, нежели та, что была написана исключительно на компьютере?

Не думаю, что это так. Мне в равной степени доставляет удовольствие музыка, созданная как одним, так и другим методом. Одно время я использовал для продюсирования исключительно компьютер, потому что только он у меня и был. Последние же пару лет мне было комфортнее работать с «железом» — аналоговым и цифровым. Если мне нравится, как звучит музыка (моя или чья-то ещё), не имеет значения, как она сделана.

Продолжая тему лайв-звучания, расскажи нам о Masterknot. Как пришла идея такой коллаборации с Давидом Датунашвили (David Datunashvili) и Иракли Абрамишвили (Irakli Abramishvili)? Какую роль проект играет в твоём творчестве?

У Давида и Иракли есть собственный проект, который мне давно нравился. Однажды мы вместе решили устроить импровизированное лайв-шоу и были очень довольны тем, что получилось. С тех пор продолжаем собираться и играть вместе. Это очень терапевтический опыт.

С чего у тебя обычно начинается процесс создания музыки?

С каждым треком по-разному, так что я не могу сформулировать какой-то единый метод.

Что ты слушаешь, когда надоедает электронная музыка? Или никогда не надоедает?

Не припомню, чтобы такое случалось. Но я слушаю дрон, эмбиент или классические вещи, когда от переизбытка басов и ударов начинает болеть голова.

Твоя музыка тесно связана с развитием электронной сцены Тбилиси. Но часто бывает, что продюсеры/диджеи, достигнув определенного уровня и международной известности, перебираются в одну из музыкальных столиц. В тот же Берлин или Нью-Йорк, например. Возможен ли для тебя такой сценарий?

Я пока не ощущаю, что достиг такой славы, но даже если когда-нибудь достигну, то маловероятно перееду в одну из упомянутых столиц. Жизнь в Тбилиси — отстой по многим причинам, но, несмотря ни на что, мне здесь все же нравится. Для меня это лучшая творческая среда. Я решил остаться в Грузии около десяти лет назад и ещё ни разу не пожалел о своём решении. Хотя, возможно, когда-нибудь мне захочется уехать из города в более тихое место.

Ты начал заниматься электронной музыкой ещё до появления BASSIANI. Что происходило со сценой в Тбилиси до 2014-го года? Как так получилось, что, несмотря на все сложности, к моменту открытия клуба была уже сформирована некая среда — люди любили, понимали и ценили музыку?

Думаю трудности, о которых ты говоришь, лишь подталкивают ещё больше ценить музыку и наслаждаться ею — люди в Грузии делали это всегда. В то время я не ощущал себя частью сцены, просто писал треки в собственной комнате. Затем постепенно всё слилось.

Какие ещё клубы/вечеринки в Грузии ты бы мог отметить наравне с BASSIANI? Кто еще играет важную роль в развитии сцены?

Я бы рекомендовал Mtkvarze, Khidi, Gallery и Drama. Нечасто хожу тусоваться, но с уверенностью могу сказать, что эти места продолжают развиваться и всегда могут предложить отличные ивенты.

У BASSIANI очень сильная международная репутация, однако хорошие музыканты из Центральной Азии, в том числе Грузии, по-прежнему малоизвестны за пределами своих стран. Их имена редко увидишь в лайнапах иностранных фестивалей и вечеринок. Что, по-твоему, могло бы изменить ситуацию?

Создание ещё более хорошей музыки. Нет других барьеров, которые бы нас сдерживали.

Можешь, пожалуйста, рекомендовать нашим читателям грузинских музыкантов, которые, на твой взгляд, заслуживают их внимания.

Мой текущий фаворит — Леван Шанидзе (Levan Shanidze), достаточно новое имя на сцене, но мне нравится, как он развивается. Восхитительный стаф (посмотрите его soundcloud). Моя ровесница Gacha также делает крутые вещи. И ещё я люблю Nikakoi и Натали Беридзе (Natalie Beridze).

Ты — резидент BASSIANI, первый dj из Грузии, игравший в Berghain, отметился в лайнапе Hï Ibiza и выступал на фестивале Berlin Atonal. Твоя музыка регулярно получает позитивные ревью от престижных медиа. О чём ещё можно мечтать? Какие музыкальные вызовы/цели ты сейчас перед собой ставишь?  

Никогда не ставил перед собой таких целей. Иногда я просто получаю хорошие обратную связь и предложения, за что очень благодарен. Хочу иметь возможность и дальше делать музыку, которая мне нравится.

Скоро BASSIANI отметит свой пятый день рождения. Я знаю, что клуб организует особенный тур по такому случаю. Можешь поделиться какими-то спойлерами на этот счёт — кто примет участие, какие города будут задействованы?

Некоторые резиденты BASSIANI, включая меня. Не могу точно сказать, каким будет  финальное расписание ивентов ко дню рождения клуба. В настоящий момент я делаю тур по случаю выхода нового альбома — информацию о нём можно посмотреть на моих страницах.

katacult_brave-factory2019_banner--1-