Сердце человека по показателям нормы бьется от 60 до 90 ударов в минуту. Сердце рейвера часто вторит тому BPM, который рубит на танцполе. И если это габбер, то количество ударов в минуту будет колебаться от 150 и достигать местами 300 и более акцентов на слабую и сильные доли.


Чувак, ты кто?

Одним из самых лютых проявлений электронного хардкора и вообще жестким воплощением танцевальной электронной музыки стал стиль gabber — смесь индастриала и утяжеленного хауса. Жанр появился в конце 1980-х в Роттердаме и быстро стал популярным. Есть мнение, что возник он из вредности, как антипод тому, что творилось в более мейнстримовом Амстердаме. Даже слушатели этого направления внешне отличались от своих разодетых коллег из столицы.

При этом свое название стиль получил от сленгового слова города красных фонарей: gabber — это «чувак», «дружище». К началу 1990-х поджанр хардкора уже породил определенный стиль одежды и специальные танцы. У рейвера, который ходит на габба-вечеринки, обязательно должна была быть спортивная кофта и часто очень короткая стрижка. Причем от пола длина волос не зависит.

Какое-то время жанр с быстрой басовой бочкой от сотоны впал в небытие на дискотеках, но потом несколько раз возвращался в Европу. Поскольку все смешалось, то олимпийка, упомянутая выше, сейчас не такой уж и показатель принадлежности к Роттердамской школе.

Rotterdam is Rave. Rotterdam is Techno

Назвать точное место (широта и долгота) в Голландии конца 1980-х, где появился габбер, никто не может. Доподлинно известно, что в Роттердаме этот стиль осел, прижился и стал набирать обороты, то есть BPM'ы. Официально термин gabber закрепил за музыкальным стилем DJ Paul Elstak, когда в 1992 году открыл звукозаписывающий Rotterdam Records специально для того, чтобы выпускать на нем happy hardcore и куда более забористые треки, от которых дискотеки превращаются в кардиомарафоны.

Альтернатива столичным битам была куда более злой, в ней могли присутствовать громкие резаные мелодии и крики, как на марше (помните Scooter?). До середины 1990-х вечеринки с людьми гоповатого вида не были частью масс-культуры. Но, стоило им пересечь границы Голландии, и скоростные рейвы было не остановить.

Габба плотно осела в Британии, США и добралась даже до Австралии. У каждой страны есть характерный отличительный саунд. Забегая наперед, отметим, что на Зеленом континенте стиль стал очень популярен и, как и во многих местах мира сейчас, переживает второе рождение.

Сегодня рафинированных габберов нет. Впрочем, в 2019 году отсутствует вообще какое-либо определение субкультур по внешнему виду. Но отголоски быстрой ровной бочки 1990-х можно услышать не только на сборниках Thunderdome. Сейчас электронный хардкор и габбу используют многие музыканты, добавляя ее для колорита или убийства на танцполе в industrial core, rawstyle и даже doom.

Вот да Хакка?

Зато остался в чистом виде танец, который точно не спутаешь ни с чем. Называется он хакка (Hakken или Hakkûh), а появился практически сразу же (спустя пару-тройку лет), когда габба стала греметь на танцполах.

Во время исполнения хакки нужно переминаться с ноги на ногу, но только очень быстро, чтобы попадать в бочку композиции. Иногда, если получится, нужно закидывать ногу за ногу, чтобы показать высшую степень профессионализма в проявлении любви к хардкору на танцполе. Тело и руки могут находится в импровизационном полете. Главное, чтобы туловище было расслабленным, а руки могли вести себя как угодно — в Hakkûh они могут быть даже по швам. Все эти телодвижения смотрятся очень забавно, органично и контраст с внешним видом приверженца габбы очень умиляет.

Название прижилось не везде. В Австралии, например, танец называется так же, как и стиль — gabber. Его также спокойно исполняют под звуки hardstyle и никого не стесняются.

Сегодня нет-нет, да и промелькнет серия вечеринок, где будет мясное рубилово по полной и люди в родительских спортивных кофтах с «черкизона», «барабана», «привоза» и любых других известных рынков. Чего стоила «Скотобойня», которая проходила несколько лет назад в столице одного из соседних государств. Во время вечеринок бывшая братва выходила из ресторанов и спрашивала у молодежи на стиле: «Ребята, а вы кто?». Наверное, думали, что опять началось (танки, Ельцин, МММ, МТВ и т.д.), словили флэшбек.

Откуда ты взялся?

Есть мнение, что такие пляски пошли от испанского танца zapateo. Это слово означает ударять каблуками при ходьбе по поверхности. Также означает попадать в такт музыке этими самыми набойками. Изначально эти телодвижения придумали испанские конкистадоры, и они были одной из разновидностей танцев под фламенко, но не обошлось без цыганского влияния того времени.

Больше всего эта разновидность плясок под испанскую гитару распространилась на Южную Америку, где приблизительно с 1600 года стала страшно популярна в Аргентине. Там у танца есть свое название — маламба. Еще его называют танцем гаучо. У слова интересное происхождение, так как на местном языке кечуа “huachu” означает «сирота» или «бродяга». А испанцы же во время колонизации разделили понятие на две части. Слово “guacho” они превратили в комплимент — оно стало означать привлекательного мужчину. А вот “gaucho” по-прежнему имело бездомную коннотацию и часто относилось к детям от смешанных браков испанцев и местных индейских женщин.

Также как и фламенко-дэнс, маламбо исполняют только мужчины. Причем в специальных ботинках со стальными пластинами на подошве, чтобы отстукивать ритм. Настоящий маламбо исполняется в одиночестве. Танцор делает серию движений ног в очень ограниченном пространстве. Такие комбинации называются “mudanzas”, и их делают всегда уникальными. Самым крутым гаучо считается тот, кто может исполнить большее количество всех этих импровизаций в связке. Причем чем сложнее, тем лучше.

Как ты выглядишь?

С hakken все выглядит несколько проще, ну в плане движений, но костюм также имеет значение. Те же олимпийки пошли еще со времен Роттердамских вечеринок и тоже стали альтернативой модным в то время Fishbone и Quicksilver.

У среднестатистического габбера тех лет была короткая стрижка, часто — очень даже налысо. Девушки могли выбривать виски и оставлять завязанный конский хвост, а могли тоже не щадить волосяного покрова на голове. Спортивный костюм должен был хорошо отражаться во флюре. И одним из важных атрибутов для истинного любителя танцев хакка были и остаются Air Max ранних моделей, то есть из 1990-х. Баскетбольные кроссовки для таких плясок с резкими прыжками подходят очень хорошо — все-таки не каблуками по полу выстукивать.

К концу 1990-х классический габбер уже ассоциировался либо с торчком, либо со скином нео-нацистского направления. И если со вторым пунктом все понятно, СМИ продолжают тиражировать подобный образ до сих пор, то в первом есть доля правды. На танцполах всегда были популярны разного рода вещества, которые приводят к обезвоживанию организма. Такой бодрый стиль не исключение.

Какие нюансы?

Может показаться, что без соответствующей физической подготовки такие танцы можно выдержать только пару треков и все. Но это не совсем так. Еще в первые годы явления в среде габберов был страшно популярен американец российского происхождения Александр Шульгин. Точнее не сама его личность, а созданные им продукты. В частности, метилендиоксиметамфетамин, то есть MDMA, то есть экстази.

Говорят, именно эти круглые способствуют долговременным пляскам и добавляют изрядной эйфории во время BPM 150+. А поскольку в 1990-х именно Нидерланды были центральной страной по производству этих колес, то их приход на танцполы Роттердама и сопутствующих вечеринок был неизбежен. Сложно представить себе Thunderdome (самые знаменитые вечеринки и сборники электронного хардкора в Европе и Австралии — ред.), на котором бы толпа плясала пьяной. Но, это сугубо индивидуальный подход к восприятию ритмичной музыки и самовыражения в танце.

Какой ты сейчас?

На данный момент происходит тотальная эклектика. Человек в спортивной кофте от abibas до Burberry может появиться на witch-house вечеринке и потом пойти плясать хакку на мейн. Причем сейчас хардкор на главном можно услышать так же, как и 20 лет назад. Только никто уже не заморачивается на строгой тематике мероприятия и его каком-то статусе. Ностальгии тоже нет — люди просто танцуют. Желающим заняться своей физической формой, но без спортзала, как раз можно попробовать освоить габба-танцы. На первый взгляд — простые движения, а на самом деле — те еще упражнения по раскоординации. И все это требует выносливости, но все равно делает людей счастливыми, ведь габба — это музыка с оптимистичным оттенком, а хакка — динамическое воплощение его.

katacult_brave-factory2019_banner--1-