Etapp Kyle, он же Сергей Кушнир, — один из самых известных украинских диджеев. В 2015-м он стал резидентом Berghain, а прежде играл в московском клубе ARMA17. Сегодня Etapp Kyle издается на таких лейблах, как Ostgut Ton, Klockworks и Semantica Records, играет на вечеринках по всему миру. При этом увлеченно рассказывает о музыкантах из своей родной Черновицкой области, доказывая, что неважно, откуда ты сам, если остаешься открытым миру.

Накануне выступления в киевском Closer мы поговорили с Сергеем о его подходе к продюсированию и выступлениям, творческой уверенности, экспериментах и планах запустить свой лейбл.


Когда я погрузился в настоящее, по моему мнению, техно, решил, что больше не хочу иметь дело с коммерческими клубами. До школы я жил с родителями в Германии, слышал там разную музыку — в основном диско и поп. Но все это исчезло с переездом к бабушке в деревню неподалеку от Черновцов. Там в моем окружении звучала украинская и русская эстрада или в лучшем случае фольклор. Немного позже я начал играть на синтезаторе в местной группе, мы выступали по большей мере на частных мероприятиях.

Диджеить я начинал в Черновцах в то время, когда в наших клубах особо не было электронной музыки. Если ты хотел выступать, должен был играть то, что хотели владельцы заведения. Потом меня назначили арт-директором клуба в центре города, и мы стали одними из первых, кто начал играть электронную музыку. Но спустя время все опять изменилось, и в 2008-м стало напоминать киевские гламурные вечеринки — девочки на каблуках с шампанским и тому подобное. Я быстро утратил интерес к такой сцене и решил, что хочу заниматься продакшеном. Начал изучать основы создания музыки и иногда параллельно записывал миксы.

Photo: Sven Marquardt ©

Где-то год спустя я познакомился с Никитой и Кириллом, которые в итоге стали моими моими лучшими друзьями, они были близки с ARMA17 и представили меня Наташе Abelle. Ребята дали послушать ей мои миксы, и в итоге меня пригласили выступать.

Бен Клок поменял мое представление о том, как можно играть техно. В 2012-м один знакомый пригласил меня на музыкальную конференцию в Берлин. Ночью я пошел в Berghain. Меня не пустили, но каким-то чудом я зашел утром (обычно, если тебе говорят на входе «не сегодня» — это значит, что на этих выходных ты в клуб не попадёшь). В тот день играл Бен, и его музыкальный селекшн произвел на меня очень сильное впечатление. Помню, в то воскресенье я протанцевал 8 часов.

В Украину я вернулся на волне сильного вдохновения, эта поездка стала импульсом для создания моих первых треков. Об этом знал Никита, и однажды он позвонил мне в три часа ночи с вечеринки в Арме, на которой играл Ричи Хоутин. Попросил меня прислать этот материал, он записал диски с демо прямо в офисе клуба и передал их Ричи, а также Штеффи и Бену, которые выступали в Москве днем позже. Через неделю Ричи с нами связался и мы начали общаться насчет издания моего трека «Drama» на компиляции возобновленного лейбла Minus. Конечно же, мы согласились, но потом Ричи уехал в тур и долгое время не отвечал.

Мне написал Бен. Прослушав всю музыку, которую мы ему прислали, он захотел выпустить пластинку. Но дело в том, что Бен не видел релиз без «Drama» — а я ведь уже пообещал этот трек Ричи. После долгих раздумий я решил, что Klockworks был ближе к моему звучанию, и объяснил это Ричи. Он отреагировал с пониманием, и в результате все равно выпустил другой мой трек. Это и был переломный момент, который изменил абсолютно все. Несколько месяцев спустя Ричи пригласил меня играть на его вечеринку ENTER. на Ибице, а неделей позже я впервые выступал в Berghain на шоукейсе Klockworks по приглашению Бена.

Сейчас я могу играть так, как считаю нужным. Я стал чувствовать себя гораздо более уверенным после года резидентства в Berghain. Когда ты часто играешь в одном месте, то начинаешь глубже чувствовать музыку и понимать аудиторию, это всегда стимулирует играть что-то новое. Я думаю, что мой черновицкий бэкграунд тоже сыграл в этом немалую роль, ведь там надо было очень внимательно следить за танцполом, потому что, если люди уходили, клуб терял деньги, а тебе влетало от владельцев. Но миссия диджея состоит в том, чтобы в своеобразной форме выразить именно свое видение музыки. Так что благодаря опыту резидентства в разных клубах сегодня я могу себе позволить играть то, чего от меня никто не ожидает.

Очень важно играть для людей, но в первую очередь — для себя. Люди, которые не понимают музыку или не готовы понимать, уходят с танцпола и остаются только те, кто мне нужен, и я играю то, что нравится мне. В Berghain резиденты задали определенный тон, поэтому все, кто приезжает играть тут впервые, пытаются делать то же, что и резиденты.

Я начал экспериментировать с жанрами, ведь у нас публика очень образованная и готова к этому. Хотя иногда я выхожу за пределы настолько, что даже в Berghain люди спрашивали, что это вообще было? В какой-то мере мне такая реакция даже нравится.

Ты должен приехать в клуб и создать свой собственный вайб. Многие приезжают на вечеринку раньше, чтобы послушать, что играют другие, понять настроение людей. Но это — не для меня. Обычно я прихожу в клуб за 5 минут до начала сета, в музыке я никогда не иду на компромисс и не стану подстраиваться под то, что играли до меня.

Я часто волнуюсь перед сетом, когда я играю в Berghain — это какой-то кошмар. Но как правило это вызвано тем, что в в Берлине есть чувство дома и я часто боюсь проспать и опоздать на сет.  

Музыка — это страсть, я никогда не считал ее работой. Это не производство деталей для автомобиля с гарантированным исходным результатом или качеством: ты либо чувствуешь вдохновение, либо нет. Бывает, что музыка не пишется очень долго, и это нормально. Раньше я переживал по этому поводу, но сейчас сосредоточился на качестве, начал более бережно относиться к своим трекам. Когда просто пишешь трек, потому что пообещал лейблу — это часто теряет смысл. Музыка получается лучше, когда ты сфокусирован не на записи трека, который даст тебе следующий толчок в карьере, а на том, чтобы записать то, что действительно идет от сердца.

Необязательно вся музыка должна быть издана. Я осознал это только недавно, а раньше думал наоборот, ведь каждый трек — это столько труда. Но, откровенно говоря, есть трек из одного из моих Klockworks релизов, который мне больше не нравится. Не хочу, чтобы ситуация повторилась. Поэтому я решил, что какое-то время музыка будет оставаться неизданной, может, я покажу ее кому-то близкому, но выпускать сразу не буду. Со временем у тебя появляется понимание, будет ли этот трек таким же хорошим спустя годы или нет. Хотелось бы, чтобы моя музыка была вне трендов и временных рамок. Некоторым моим любимым пластинкам уже более 20 лет, а они по-прежнему звучат очень актуально, иногда в это сложно поверить.

Photo: Sven Marquardt ©

В ближайшее время я открою свой импринт. Это будет платформа для новых молодых артистов. Есть несколько талантливых ребят из Черновцов, и ты не поверишь, какую крутую музыку они пишут! Я недавно играл один из их треков и кто-то меня спросил: это что — Aphex Twin?

С начала года я отменил больше выступлений, чем за всю свою жизнь. Я недавно вернулся из отпуска и немного перезагрузился. Я осознал, что в сентябре прошлого года я был дома два дня. Два дня! Но только 5 выступлений из тех 15 были по-настоящему очень хорошими. Я побывал на трех континентах за один месяц, поиграл в новых местах. Но если у тебя тур из десятка вечеринок, времени на себя или личную жизнь не остается. Бывает, я за все выходные сплю 2-3 часа. Мне это в каком-то смысле нравится, это драйв. Но все-таки я подумал, что лучше играть меньше, но на более качественных мероприятиях, а также сосредоточиться на работе в студии. Такой подход в корне все изменил.

Я не хочу играть в клубах, в которых программу заполняют трендовыми именами. Мне важно, чтобы человек, который меня приглашает, четко понимал, почему он это делает. Бывало, приезжаешь, в аэропорту тебя встречает водитель, отвозит в отель, тебе оплачивают рум-сервис, потом ты приходишь играть, даже не зная, кто тебя пригласил. Как правило, у таких вечеринок нет души и вайба. Я предпочитаю более личный подход к вещам, особенно когда речь идет об искусстве.

В последние годы я испытывал некое давление из-за влияния соцсетей, в итоге понял — они не важны вообще. Они создают некий образ того, кем ты должен быть, что должен делать, сколько выступлений играть и тому подобное. Но если ты будешь следовать за другими, то попросту утратишь свою индивидуальность. В итоге я переосмыслил их значимость, удалил из Facebook весь контент и сейчас это просто страница для ивентов, чтобы люди видели, где я выступаю. В моем Instagram даже не написано, что я музыкант. Там я могу выложить какие-то вещи более личного характера, общаться с людьми.

Иногда я думаю взять отпуск на полгода и поехать писать музыку  в Черновцы. Перед переездом в Киев в 2014-м у меня там был очень романтичный период, мысль о котором меня иногда вдохновляет. У меня не было столько возможностей, как сейчас, и это все очень сильно подстегнуло. Я не работал и фактически все время посвящал написанию музыке и саморазвитию.

katacult_brave-factory2019_banner--1-