В преддверии тура Джей-Джея Йохансона по Украине хочется вспомнить, откуда он взялся, чем знаменит и какими произведениями прославился.

Шведский исполнитель меланхоличного трип-хопа и джаза заявил о себе еще в середине 90-х прошлого века. В первых клипах он был похож на андрогинное, ретрофутуристическое существо, которое сбежало из альтернативной фантастики 1960-х, чтобы появиться в эфире канала MTV с каким-то важным музыкальным посланием.

Во всем его творчестве ощущался след другой, более трагической группы — Portishead. Время было такое, что все жутко любили мрак, наркотики и Альфреда Хичкока. Некоторым даже удавалось передавать атмосферу трагической романтики. А у Jäje Johansson (так его зовут по-шведски) — это получалось прекрасно и очень даже возвышенно.

Сам музыкант говорит, что на него, кроме бристольцев, также очень сильно повлиял концерт Чета Бейкера, на котором он был в 1984 году. И в тройке любимых исполнителей называет еще Velvet Underground.

«Меня не вдохновляют другие музыканты, когда речь идет о реальной части написания текстов и мелодий, я стараюсь держаться подальше от любых влияний. Но когда мы начинаем аранжировать и продюсировать мои песни, мне это очень нравится, тогда меня больше всего вдохновляет классическая музыка и саундтреки. Раньше я был одержим Бернардом Херрманом, Джоном Барри, Эннио Мариконе, Мишелем Леграном и прочими. Драма, которую вы можете найти в этой музыке, настолько велика, что ничего подобного в поп-музыке нет, поэтому я пытаюсь принести часть этой драматургии в мои аранжировки», — говорил Джей-Джей в одном интервью.

Его музыка холодна не только потому, что этого требует стиль или потому, что он из Швеции, где есть фьорды и много снега. Он сам задал этот вектор отрешенности еще 19 лет назад.

Свой альбом “Poison” (2000 г) Йохансон записал вместе с Робином Гатри из Cocteau Twins, дрим-поп дуэтом, отметившимся работой с Massive Attack. На знаменитом “Teardrop” спела вокалистка команды Лиз Фрейзер на 9 месяце беременности.

Так что к моменту появления «ядовитого» релиза Гатри уже понимал, что такое работать с людьми, которые делают грустную музыку следующего поколения.

Творчество Йохансона называют очень личным, персональным. Он этого не скрывает, рассказывая, что вдохновение для песен черпает из собственного дневника, который ведет уже давно.

После последовал саундтрек к La Confusion des Genres («Смешение жанров») Илана Дюрана Коэна (не путать с братьями), и тогда же Йохансон обратился к экспериментам с аудио-визуальной составляющей искусства и, собственно, создал аудио-визуальную инсталляцию Cosmodrome.

Затем Джей-Джей решил отойти от всего мрачного и выпустил синти-поп релиз “Antenna”. Тогда, в начале 2000-х, если ты не играл что-то с ровной бочкой или ломанный IDM, то можно было выделяться — например, выпустить что-то с ретро-саундом, близкое по своей составляющей к дуэтам «мальчик с синтезатором + мальчик с микрофоном». Наш герой именно так и поступил.

Электроклэш образ из того альбома с красными волосами, косой челкой и в растянутой майке придумал его друг-скейтбордист, который по совместительству был еще и визажистом.

Вышло ярко и вызывающе, особенно учитывая, что у публики тогда еще могли быть проблемы с толерантностью.

Пожалуй, самый интересный этап в творчестве исполнителя начался после обращения к джазу. Отход от электроники к еще большему ретро-звучанию начался у Йохансона уже в 10-е годы.

Звукоряд JJJ, так его называют поклонники, часто сопровождает показы ярких, эпатажных модельеров. Например, музыку Йохансона можно услышать во время дефиле моделей Жана Поля Готье. Кстати, Jäje в свое время сам закончил факультет архитектуры и графического дизайна и после колледжа делал оформления для мейджор-лейблов, а потом был арт-директором лондонского журнала ID.

А вот и очередная ипостась, тоже не самая радостная. После альбома “Spellbound” в его творчестве вообще повеяло Ником Кейвом, декадансом, черно-белым кино и безответными чувствами. Очень заметно по клипам того периода.

А последний релиз — это новые аранжировки, отход к большему минимализму и спокойствию. Неоклассикой, конечно, последний альбом не назовешь, а вот полуакустикой — вполне. Обычно такие релизы выпускаются как подведение итогов.

Ещё Йохансон с начала 10-х говорит, что не переносит электронную музыку, так как ее стало слишком просто делать. Сейчас он стал все больше уходить в джаз и фолк и даже иногда давать концерты просто под фортепиано. Джей-Джея иногда называют трип-хоп шансонье. Наверное, именно из-за такого утонченного подхода к своему творчеству популярность пришла к нему именно из Франции. Там у него появились первые поклонники. А вот в родной Швеции он вообще выступал последний раз в прошлом десятилетии.

Про его личную жизнь мало что известно. Сам певец шутит, что в Швеции вообще не любят как-то возвышенно относиться к звездам и лезть в их личное пространство. У Джей-Джея есть сын, который также сейчас учится музыке. Только песни отца не очень любит. Ему больше по душе Kiss и The Beatles.

«Мои песни изменились с тех пор, как я встретил свою жену, и снова поменялись, когда у нас появился наш сын. До того, как я встретил Лору, я был более подавленным и суицидальным, а сейчас я ощущаю себя более романтиком и, наверное, параноиком...», —говорит JJJ о своей семье.

В этот приезд непонятно, насколько зрелищной будет шоу-программа у исполнителя. Она будет лиричной — это точно. Грустить вместе под фортепиано скорее всего получится у всех. У исполнителя, кроме джаза, в новом альбоме есть немного боссановы, и она, конечно, с драматическими нотами.

Вообще Йохансон — не тот музыкант, на которого соберется длинная очередь хайпожеров. На него придут уже проверенные слушатели и те, кто неспешно ищет для себя новых открытий и звуков в современной электронной, джазовой, акустической, лирической сцене. С нотками драматизма, конечно. Исполнитель очень повзрослел. Перестал обращаться к ироничным экспериментам и стал более окаменевшим. Холод Скандинавии, судя по всему, закаляет.

katacult_brave-factory2019_banner--1-