Lawrence и Carsten Jost — это псевдонимы немецких продюсеров и диджеев Питера Керстена (Peter M. Kersten) и Дэвида Лиске (David Lieske), сделавших вклад в развитие минимал-хауса не только своим творчеством, но и работой в качестве боссов лейбла Dial. 28 марта они приезжают в Киев, в честь чего мы решили подготовить материал об артистах и их импринте, которому в этом году исполнится 20 лет.

Отцы-основатели: кто такие Lawrence и Carsten Jost

Питер Керстен начал писать собственную музыку в далеком 1997 году, а спустя два года выпустил свой первый релиз “Shoes” на Dial Records, положивший начало истории лейбла. Помимо продюсирования и диджеинга Керстен курирует выставки в Mathew Gallery в Берлине и Нью-Йорке, поэтому соприкасается с искусством в разных плоскостях, интегрируя опыт работы в визуальной сфере в свою музыку и графическое оформление импринта.

Когда-то он работал садовником, и любовь к природе отчетливо отразилась на его творчестве — музыка Питера насыщена теплым атмосферным звучанием, она гибка и разнообразна, но всегда имеет четко выраженный грув, делающий ее подходящей для того, чтобы удерживать танцпол в движении.

Интерес Lawrence’а к электронной музыке начинался с увлечения ранним детройтским дип-хаусом и жанром click & cuts. Первый хаус-трек Питер Керстен услышал в 1987 году — это был “Can You Feel It” чикагского продюсера Ларри Херда aka Mr. Fingers. Эта композиция заворожила его странным минималистичным лупом, отсутствием какой-либо отчетливой структуры и меланхоличной глубиной.

С тех пор любовь к хаусу и техно все больше росла в Питере, как и его коллекция винила. Однажды к диджею даже пришла мысль открыть свой магазин пластинок “Smallville”, который и сегодня является важным местом для меломанов Гамбурга.

Креативный процесс Питера никогда не начинается с какого-то серьезного плана; многое в его музыке — результат спонтанного вдохновения и эксперимента. О своем первом изданном треке сам артист говорил, как о “шизофреническом коллаже”, в котором было всего понемножку. Будучи диджеем, Керстен научился управлять своим потоком идей и собирать их в единые многочасовые импровизационные сеты, которые в атмосфере ночных клубов звучат предельно органично. В собственных же работах он позволяет себе полностью растворяться в эксперименте, не думая о том, как это будет звучать на танцполе.  

Lawrence подходит к созданию музыки, как к чему-то, что доставляет ему удовольствие, поэтому не ставит себе никаких конкретных задач и сроков. Как он говорил в интервью Fifteen Questions:

“В жизни есть более важные вещи, чем продюсирование музыки”.

Такой взгляд, тем не менее, не мешает Питеру Керстену подолгу засиживаться в студии, выискивая тот самый набор звуков, с которого начинается тот или иной трек. По словам артиста, в такой момент перед ним открываются волшебные ворота, за которыми начинается путешествие.

Для этого Керстен пользуется совершенно разными инструментами, ведь, помимо проекта Lawrence, он также пишет техно под моникером Sten и играет с дез-металл-группой Sky Walking. Сейчас Питер предпочитает пользоваться акустическими инструментами вроде виброфона, барабана, китайской флейты и прочего оборудования в таком духе.

В свободное время Керстен слушает мало хаус-музыки, больше тяготея к исследованию новых для него жанров, что определенно влияет и на направленность Dial Records. А после вечеринок он предпочитает не следовать традиции проводить остаток дня на привычных афтерах, а сходить в ботанический сад, музей или галерею, или же посмотреть документальный фильм Клауса Вильденхана (Klaus Wildenhahn).


Как и Питер Керстен, Дэвид Лиске родился в Гамбурге и вместе с ним основал лейбл Dial. Со временем он переехал в Нью-Йорк, где он также управляет галереей. Его вкусы распространяются далеко за пределы клубной музыки. Как диджей и продюсер он старается охватить множество жанров: от техно и лефтфилда до меланхолического эмбиента и блэк-металла. У Дэвида даже есть своя дез-металл-группа Misanthrope CA, которую он создал в 2015 вместе со своим бойфрендом Робертом Кулисеком (Robert Kulisek).

Carsten Jost сам не является большим фанатом танцевальной музыки и ночной жизни, хоть и значительная часть его работ вписывается именно в этот формат. Он не любит большие скопления людей и непредсказуемость в социальной обстановке, и полагает, что стал диджеем именно из-за этого: за вертушками у него есть возможность контролировать ситуацию на танцполе.

Создание музыки для Лиске — это процесс, в котором он раскрывает свою эмоциональную сторону, которую довольно редко проявляет в жизни. Продюсирование для него — это вход в особое состояние, позволяющее ему отдаться своим инстинктам и делать то, что доставляет удовольствие ему самому. Зачастую в основе его треков лежат неосознаваемые импульсы, стимулирующие и направляющие креативный поток в нужное русло. Иногда этот процесс для Дэвида настолько интимный, что он не хочет делиться своей музыкой с миром, поскольку воспринимает ее, как отражение его личных переживаний.

Как появился и эволюционировал Dial

В конце 90х Питер Керстен и Дэвид Лиске совместно с их другом Полом Коминеком (Paul Kominek) основали Dial Recods. Изначально Dial функционировал в Гамбурге, как лейбл, корни которого уходят в минимализм, но постепенно стал расширять свою направленность, впоследствии вышедшую далеко за пределы жанра.

Пополняя ряды артистов, выпускающих на нем свою музыку, среди которых знакомые сегодня многим поклонникам техно и хауса Efdemin, Pantha du Prince и Roman Flügel, импринт приобрел особое звучание, сочетающее в себе эстетику “машинной”, механизированной музыки, которой так славится Германия, и оттенки воздушной атмосферы.

Основатели импринта изначально не делали ставку на коммерческую успешность проекта, а видели своей целью выпуск музыки, которая нравилась им самим, не обременяя себя работой в жестких рамках бизнес-структуры. По словам Керстена, в саунде Dial всегда было что-то необычное и неожиданное.

За два десятилетия своей деятельности лейбл издавал и техно, и грустную гитарную музыку, и spoken word альбомы. Дэвид Лиске говорит, что они никогда не задавались вопросом о том, какую же музыку должен представлять лейбл. Вместо этого парни давали себе полную свободу и не пытались ограничивать его направленность каким-либо одним жанром. Lawrence обеими руками поддерживает коллегу, небезосновательно заявляя:

“Саунда Dial Records вообще не существует”.

Спустя столько лет у Dial Records по-прежнему нет офиса с множеством сотрудников, маркетингового плана и иерархии. Вся работа протекает неспешно, без какого-либо четкого графика выпуска новых релизов, поэтому “урожайность” импринта зачастую колеблется — в один год издается несколько синглов и пару альбомов, а в другой совсем ничего. Все зависит от готовности самих продюсеров, которых никто не подгоняет.

Питер, Дэвид и Пол считают, что главное, что позволило Dial Records продержаться так долго — это “семейный” подход к работе, который заключается в том, что парни сотрудничают только с друзьями, и поэтому не испытывают давления людей не из их круга, незнакомых с принципами функционирования лейбла и не разделяющих видение его основателей. Это помогает всем вовлеченным в процесс оставаться вдохновленными и свободными от чьих-либо ожиданий и требований.

В такой же манере Керстен, Лиске и Коминек работают и с визуальной частью Dial, работая исключительно с хорошо знакомыми им художниками. При этом артистов, опять же, никто не заставляет творить по какому-то техническому заданию, придерживаться строгих дедлайнов и подгонять свою работу под релиз, обложку для которого они создают. Единственное условие, которое основатели Dial Records ставят ответственным за графические материалы лейбла — чтобы они хорошо выглядели с обеих сторон пластинки.

Владельцы DIal стараются сохранять свежесть взгляда, вдохновляясь многими вещами помимо музыки, по-прежнему ставя во главу угла свободу и непринужденность в работе. Поэтому они не считают нужным составлять какой-либо четкий план развития лейбла на будущее. Но одну задачу на 2020 год Питер, Дэвид и Пол все же поставили: издать компиляцию, посвященную юбилею импринта, на котором они планируют собрать треки не только своих давних друзей, но и артистов не из “семьи”.

А пока парни идут к этой цели, будем надеяться, что предстоящие диджей-сеты Lawrence и Carsten Jost на вечеринке в Closer станут небольшим sneak peek’ом того, какую музыку мы услышим на следующем релизе Dial Records.