Антонин Дженсон открыл для себя электронную музыку, когда ему было восемь. В 1998 году крёстная взяла его на первый техно-парад в Париже, где тысячи людей танцевали на улицах совершенно счастливые. Это событие глубоко поразило Дженсона, положив начало его страстному музыкальному увлечению. Уже в тринадцать парень каждую неделю устраивал ревизию в рекорд-сторах Парижа, спуская деньги на новые записи. Порой он покупал даже те пластинки, которые не понимал.

Со временем коллекционирование чужой музыки переросло в создание своей. Один друг показал Антонину, как управляться с нужным софтом, а дальше… Дальше был «ночной кошмар» — не меньше двух лет ушло у начинающего продюсера, прежде чем он смог записать хоть что-то похожее на музыку. Но, как это часто бывает, прилежные усилия не канули в пустоту. В жизни Антонина случилась череда встреч и событий, которые не иначе как судьбоносными не назовешь — знакомство со старожилой французской сцены Zadig (именно он выпустил первый “Forbidden Works” EP Дженсона); возможность сыграть сет на знаменитой парижской лодке Concrete и впоследствии стать резидентом клуба вплоть до его закрытия летом 2019 года.  

Сегодня Антонина Дженсона знают под псевдонимом Antigone. В его послужном списке — релизы на Token, трип, Indigo Aera, Children Of Tomorrow, Concrete и др., выступления в лучших клубах и на фестивалях по всему миру, а с недавних пор и запуск собственного лейбла Ostinato. Престижные медиа называют музыканта «опорой французского техно-комьюнити», в то время как сам он за титулами не гонится, но стремится сохранить живой интерес к любимому делу, быть открытым новому музыкальному опыту, экспериментировать и получать от этого удовольствие.

В преддверии выступления Antigone в Киеве нам повезло взять у артиста небольшое интервью. Поговорили о его лейбле, лайв-коллаборации с Shlømo, страсти к коллекционированию и новом EP, релиз которого запланирован на сегодня.

Музыкальные медиа называют тебя «опорой французского техно-комьюнити», а также «новым ментором современной молодой техно-сцены “made in France”». Что думаешь об этих титулах? И какова твоя личная творческая амбиция?

Приятно это слышать, но, если честно, я не большой фанат титулов. Они вынуждают меня чувствовать себя старым, хотя по сути я одного возраста с новым поколением музыкантов. Я просто стараюсь делать музыку настолько искренне, насколько это возможно. Без каких-либо больших амбиций, просто плыть по течению.

Из материала Resident Advisor мы узнали, что ты был большим коллекционером с самого детства. С чего начался твой интерес?

Всё началось благодаря моей крёстной, в 1998 году она взяла меня на первый техно-парад в Париже. Я был ещё ребёнком и, конечно, очень впечатлился — это было чем-то совершенно новым. Мой брат и я тут же увлеклись музыкой, и наша крестная, которая к тому же диджеила, дала нам пару эйсид-техно и драм-н-бейс записей.

Потом, где-то в тринадцать, я буквально стал одержим рекорд-сторами. Один друг привёз совершенно безумные микстейпы с Ибицы и всё. Я каждую неделю охотился за записями, обходя все магазины пластинок Парижа. Немного скучаю по тем временам, многие из тех рекорд-сторов закрылись где-то в 2008 году.

И какие “экспонаты” в твоей коллекции были самыми желанными?

Очень много времени потребовалось, чтобы заполучить Gescom на Skam, а также собрать каталог Basic Channel.

А что насчёт “коллекционирования” аналоговых инструментов, как часто ты покупаешь новое железо в студию?

У меня эта история с коллекционированием тянется ещё с юности. На протяжении пяти последних лет покупаю где-то по три машины в год. Хотя, если честно, в последнее время я вернулся к цифровому оборудованию. Иногда работать с VST (прим.:  Virtual Studio Technology — формат плагинов, которые подключаются к звуковым редакторам, секвенсорам, цифровым звуковым рабочим станциям) быстрее. Кроме того, звучит оно также просто великолепно.

А ты согласишься с утверждением, что музыка, написанная с помощью аналоговых инструментов, имеет большую художественную ценность, чем созданная исключительно на компьютере?

Совершенно не согласен. Не существует хорошего или плохого способа создания музыки. Важно, что у тебя получится в итоге. А ещё то, как ты в принципе работаешь с возможностями, которыми располагаешь.

Как изменился твой подход к процессу написания музыки за то время долгое время, что ты этим занимаешься?

Если раньше я начинал писать музыку с того, что просто джемил. То сегодня я сперва продумываю идею и вокруг неё в дальнейшем выстраиваю композицию. Стараюсь проснуться с утра с некой мыслью в голове, которая могла бы стать мелодией, ритмом или семплом. Потом отбрасываю эту задумку в сторону на какое-то время, чтобы попытаться расширить её границы.

А если говорить о диджеинге, стал ли ты на это по-другому смотреть?

Да. И довольно сильно. Как диджей ты порой должен адаптироваться к новой музыке. И за последние несколько лет я понял, что когда какой-то стиль становится хайпом, тебе не обязательно его тут же любить, но нужно попытайся понять, что там и к чему. В итоге ты всегда можешь найти в этом нечто хорошее. Важно оставаться открытым новому.

Ты также являешься участником live-дуэта LUXOR, который дебютировал на Up To Date в 2018 году. Расскажи, пожалуйста, как у вас идут дела, над чем со Shlømo работаете сейчас и как дальше видите свой совместный проект?

Шон и я хорошие друзья, поэтому всё происходит очень естественно. Работая над лайвом, мы с самого начала хотели получить что-то более быстрое и тяжелое, нежели обычно. Главной целью было — сделать живое выступление с большими треками, не используя при этом инструменты.

В настоящий момент мы стараемся закончить EP, выход которого запланирован через несколько месяцев на одном особенном лейбле.

Какую роль LUXOR играет в твоём персональном творчестве?

Поскольку LUXOR исключительно лайв-проект, для меня он — прекрасная возможность чуть больше понять, как в принципе работает живое выступление. Это сильно отличается от DJ-сета. Наши сессии с Шоном — все-равно что джемы. Чувствую именно так, когда они заканчиваются.

Ты только-только запустил собственный лейбл Ostinato. Расскажи об этом, пожалуйста. Какой у него концепт и какие цели?

В первый год работы лейбла я планирую каждые три месяца выпускать собственный EP, а в дальнейшем, возможно, найти других артистов.

Концепция Ostinato — объединить разные музыкальные жанры, даже если иногда это совершенно не работает. Что-то вроде арт-коллажа... Поэтому я также хочу, чтобы над арт-оформлением лейбла работала Джульетт Казелла (Juliette Casella), моя очень хорошая подруга из школы изобразительных искусств.

Я хочу, чтобы и Ostinato, и моя музыка отличались от остальной сцены. И даже если какие-то треки могут балансировать на грани плохого вкуса, я хочу пробовать новое, экспериментировать и, прежде всего, получать от этого удовольствие.

Как думаешь, рекорд-лейблы, особенно независимые, могут противостоять бесплатным стриминговым сервисам? Что для этого нужно?

Тебе нужно находить новые стратегии, работать в цифровыми дистрибьюторами, договариваться с youtube-каналами, которые смогут продвигать страницу лейбла на Bandcamp. Также очень помогает выпуск фирменного мерчендайза. В конце концов, музыка, которую ты выпускаешь, становится определенным брендом.

Ты не впервые используешь название “Ostinato” для своих проектов (прим.: в 2017 году у Antigone вышел одноименный альбом). Это слово несёт какие-то особые смыслы для тебя? Почему ты вновь к нему обратился?

Я также назвал лейбл Ostinato, поскольку это слово означает повторяющийся мотив в музыке и в этом простом смысле отсылает нас к техно.

Твой “POST-MODERN TEC” EP стал первым релизом на Ostinato. Как бы ты описал эту музыку, какое настроение за ней стоит?

Это вообще не имеет никакого смысла, большинство треков просто странные. Смотрите на EP как на НЛО. Настроение — просто получать удовольствие и перестать воспринимать музыку слишком серьёзно.

У тебя уже был опыт создания трека для видеоигры. Есть ли ещё какие-то направления/сферы, для которых тебе было бы интересно написать музыку?

Всегда хотел сделать джинглы для радио-рекламы. Когда я был в старших классах, то ассистировал в студии в Париже, которая как раз специализировалась на таких вещах. Уже тогда меня это заворожило — всё выглядит довольно просто, но на деле совершенно иначе. Требуются часы поисков, чтобы получилась одна из тех незамысловатых мелодий, которые застревают в голове навечно. Чертовски убийственная работа. Очень нравится!

А ты когда-нибудь устаешь от музыки? Если да, то на что обычно переключаешься?

Каждый понедельник, после выступлений на выходных, у меня нулевая толерантность к музыке. Обычно я включаю тв-шоу, также смотрю и читаю множество обучающего контента об оборудовании/инструментах или о том, как создавать коммерческую музыку. Мне это кажется довольно завораживающим.