Кто-то знает Алессандро Кортини как клавишника американской индастриал-рок-группы Nine Inch Nails или фронтмена Modwheelmood, кому-то был близок его сольный проект SONOIO, под эгидой которого музыкант выпустил три синти-поп альбома. Некоторых зацепил Blindoldfreak, где Кортини уже полноценно дал волю своей страсти к аналоговым системам. В общем, в богатом послужном списке артиста — совершенно различные творческие проявления. Под собственным же именем он создает величественный эмбиент, превознося звучание любимого синтезатора Buchla.

В конце сентября “Volume Massimo” LP Алессандро Кортини вышел на уважаемом британском Mute и теперь в гастрольном графике музыканта ещё сложнее найти свободную дату. А потому пропускать его лайв-выступление на Next Sound Session мы очень не рекомендуем. Там свой новый альбом он представит в рамках невероятной красоты шоу, которое готовилось несколько месяцев и впервые увидело свет на Berlin Atonal 2019.

Ранее у вас было два других сольных проекта — SONOIO и Blindoldfreak. В то время как первый процветал на территориях синти-попа и EBM, музыка, выпущенная в рамках второго, соотносилась с тем, что вы делаете сейчас — это был красивый эмбиент, переливающийся звучанием аналоговых синтезаторов. Почему же вы решили покончить с Blindoldfreak и продолжать творить под собственным именем?

Blindoldfreak был моим первым экспериментом, и я не знал тогда, чего именно хочу, но чувствовал, что нужно попробовать. Когда я стал выпускать музыку под своим именем, то также принял этот путь (прим.: заданный в Blindoldfreak), но уже с пониманием собственного «я». Больше не было необходимости использовать псевдонимы.

Вы зачастую проводите параллели между созданием музыки и детством. Например, в материале RBMA Daily упомянули, что хотели бы «иметь возможность вновь стать ребенком, по крайней мере с точки зрения взгляда на творчество». А в интервью Cyclic Defrost вы сравнили ежедневный процесс продюсирования с игрой, назвав себя большим ребенком, который не намерен вырастать в ближайшее время. Как вам кажется, чему взрослые музыканты могли бы научиться у детей?

Не думаю, что мы должны учиться у детей, но стоит хотя бы иногда вспоминать о тех вещах, которые люди склонны терять, становясь старше. Мне кажется, что свобода быть собой, эксперименты и опыт без чувства вины необходимы для истинного творческого процесса.

В интервью RBMA Daily вы сказали, что некоторые современные модульные системы имеют слишком много опций, а потому будто отбирают у вас ценный творческий процесс, построенный на ограничениях машин. Вы считаете, что рамки и лимиты стимулируют творчество?

Я твёрдо верю, что в моём случае ограничения способствуют процветанию творчества и его разнообразию.

Альбом “Volume Massimo” отражает ваше теплое отношение к синтезатору Buchla. Что делает этот инструмент таким особенным для вас?

То, как он выглядит, как звучит. История инструмента и человек, который его спроектировал — всё это на 200% делает Buchla особенным для меня.

Как вы пришли к идее объединить аналоговую электронику с гитарными звуками в “Volume Massimo” LP?

Я не приходил к этой идее… Так просто случилось. Некоторые вещи лучше звучали на гитаре, чем на синтезаторе, поэтому я решил выбрать этот путь.

“Volume Massimo” LP также выделяется визуальной эстетикой. Я знаю, что вы работали над ней вместе с женой Эмили Элизабет. Как родилась обложка альбома?

Эмили Элизабет перевела довольно грубое и простое направление, которое я задал, в то, что вы видите. Она способна превращать очень тонкие референсы (фотографии Грейс Джонс, обложки нойз-записей и так далее) в подходящее художественное высказывание, связанное с музыкой.

На Berlin Atonal 2019 презентация “Volume Massimo” меня очень впечатлила. Измените ли вы как-то эту лайв-программу для предстоящего Next Sound session? И если да, то как?

Шоу плюс-минус будет таким же. Оно является результатом нескольких месяцев подготовки, и я рад, что все, кто его увидят, смогут засвидетельствовать схожий опыт... Это не импровизация, которая каждую ночь основана на разных подходах. Это больше похоже на кино, в котором рассказывают историю. Вот только её смысл зависит больше от зрителя/слушателя, а не от самого материала. За подбор визуального ряда вновь отвечала Эмили Элизабет, она была со-директором шоу и следила за тем, чтобы картинка соотносилась с аудио.

О чём вы думали, когда готовили шоу? Какие эмоции/идеи хотели с его помощью транслировать?

Идея состояла в том, чтобы с помощью визуального сопровождения усилить дискурс, который был начат в записи (прим.: в альбоме “Volume Massimo”).

Сегодня связь между музыкой и другими формами искусства становится все более важной. В контексте этой темы сразу приходят в голову ваши живые шоу “Volume Massimo” и “Avanti”. Как лично вы видите концепцию синтеза искусств? Планируете ли дальше развивать мультидисциплинарный подход в своем творчестве?

Я не вижу какой-либо концепции, просто делаю то, что для меня естественно, не думая об этом слишком много. Единственный мой приоритет — чувствовать себя довольным и реализованным художественно. И я продолжу создавать музыку так, чтобы ощущать жизнь и быть счастливым.